ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

24 Января, 9:04
24 Января, 9:04
56,63 руб
69,27 руб

«Вот мы сейчас сидим и думаем, надо нам в матрицу внести жвачки или нет»

Кирилл Седов
27 Июля 2015, 12:03
6139
Совладельцы и управленцы «Аптечной сети 36,6» – о творческом периоде в деле завоевания розничного рынка
«Аптечная сеть 36,6» встречала 2015 год в состоянии «неопределенности, способной вызвать существенные сомнения в способности группы продолжать свою деятельность в обозримом будущем». Об этом говорилось в заключении Deloitte & Touche, проводившей аудит консолидированной финансовой отчетности компании. Речь шла, в первую очередь, о способности «36,6» рассчитаться с долгами: согласно той же отчетности, кратко­срочные обязательства группы на тот момент превысили ее оборотные активы на 3,6 млрд рублей. Словом, «со­мнений в способностях группы» не было, кажется, лишь у ее руководителей. И еще, может быть, у Московского кредитного банка, выступающего их основным кредитором. Завершив слияние «36,6» с A.v.e Group, совладель­цы группы Игорь Жибаровский, Владимир Кинцурашвили, Иван Саганелидзе и Темур Шакая рассказали VADEMECUM о причинах этой уверенности.

«МЫ ЕЩЕ «РАННЯЯ» СТРУКТУРА»

– В июне вы присоединили к «Аптечной сети 36,6» компании группы A.v.e, опла­тив покупку акциями допэмиссии «36,6». Преимущественное право приобретения акций было у Palesora Limited, основного акционера аптечной сети. Как в результа­те допэмиссии выросла ее доля?

Владимир Кинцурашвили: Еще рано, наверное, об этом говорить. Это можно будет точно узнать после того, как ЦБ утвердит отчет. Но у Palesora доля около 70%.

– Миноритарные акционеры «36,6» пожаловались на ваши действия в ЦБ. Вы выясняли, чем было вызвано недовольство?

В.К.: Я вообще не понял. Они счи­тали, что мы должны продать акции дороже, чем они стоят. При этом миноритарии к нам с вопросами не обращались, а о том, что они обра­щались в разные органы, мы узнава­ли из прессы.

Темур Шакая: Некоторые организа­ции, аффилированные с некоторыми дистрибьюторами, нанимают бабу­шек, которые ходят к нам в аптеки и жалуются в ФАС, что у нас в рекла­ме цена на Аквамарис – 178 рублей, а в аптеке он стоит 179 рублей. В ито­ге ФАС разбиралась в этом серьезном вопросе. Потом мы выяснили, кто эту бабушку нанял, зачем и почему.

– А кто эту «бабушку» нанял в случае с миноритариями?

Т.Ш.: Я предполагаю, что такая же бабушка в случае с миноритариями была нанята кем‑то, кто не очень хотел, чтобы эта сделка состоялась. Теми, кому невыгодно окончатель­ное объединение A.v.e и «36,6».

– Среди этих людей могут быть основатели «36,6» Сергей Кривошеев и Артем Бектемиров?

Т.Ш.: Очень сомневаюсь. Не так дав­но мы встречались с ними как‑то – вместе присутствовали на передаче «Время покажет» на Первом канале. Они были настроены очень позитив­но по отношению к нам.

– В начале июля вы избрали совет директоров. Помимо вице‑президента «МКБ Капитала» Андрея Крюкова, туда вошли адвокаты Геннадий Ле­вински и Марина Миклина, коммер­ческий директор ООО «Хорошево» Аркадий Зятковский. Кроме того, в совет входит президент Ассоциа­ции социальной защиты ветеранов спецподразделений Николай Мали­новский. Все эти люди, скажем так, с опытом работы в экстремальных ситуациях. По какому принципу вы подбирали директоров?

Т.Ш.: Интересно вы повернули. Вы еще обратите внимание на то, что все мы родом из мест, где были горячие точки.

Игорь Жибаровский: Все проще. Есть эксперты в каждой области. У нас компания с высокими оборотами и, естественно, нам важна безопас­ность. Это люди, которые в этом разбираются и действительно имеют такой опыт.

Т.Ш.: МКБ – наш большой креди­тор, поэтому присутствие в совете представителя банка тоже понятно. Кроме того, хорошо, когда в совете директоров есть человек, который профессионально разбирается в финансах.

Иван Саганелидзе: Зятковский – это один из наших независимых дирек­торов. Человек с большим опытом ведения бизнеса, очень практичный. Его бизнес связан с розницей, он знает улицу, знает, как торговать. Кроме того, у нас с ним здоровые человеческие отношения. Ничего больше дополнить не могу. Хоть ему самому звони.

В.К.: Мы еще исходили из того, чтобы у миноритарных акционе­ров было к нам доверие, чтобы они понимали, что это не какие‑то там аферисты пришли. Допустим, Ма­линовский – очень уважаемый че­ловек, и акционерам понятно, что такой человек не будет занимать­ся чем‑то сомнительным. Так же и Зятковский – человек с хорошей репутацией на рынке, который нам может помочь как опытный коммер­сант в бизнес‑процессах. Что каса­ется юристов – в совете директоров юристы всегда нужны.

– Но все равно у больших публичных компаний совет директоров обычно выглядит иначе.

В.К.: А кого бы вы там хотели видеть?

И.С.: Я понял, сейчас отвечу. Как‑то очень известный топ‑менед­жер очень большой группы спро­сил у меня: «Вано, почему ты мне не предлагаешь быть у вас в совете? Вот ваши конкуренты мне предла­гают, а вы – нет». Я ему сказал, что мы еще «ранняя» структура. Сначала мы хотим достичь определенных позиций. У нас сейчас очень слож­ный постконсолидационный период. Представьте, что вы делаете ремонт, а потом узнаете, что рядом квартира дешево продается. Вы ее покупаете, присоединяете к своей – и опять ремонт начинается, стены ломают, рабочие ходят! Мы в таком состоя­нии находимся последние два года. И вот, учитывая то, что совет может меняться, мы не делаем «знаковых» предложений для независимых директоров.

– В случае со слиянием A.v.e и «36,6» на рынке не воспринимают МКБ просто как беспристрастного кредито­ра. Банк или его структуры, неважно, считают главным инициатором слия­ния A.v.e. и «36,6», а также соавтором стратегии развития группы. Это так?

В.К.: Насколько я понимаю, у всех банков цель одна – вернуть кредит с процентами. Первый этап уже пройден: все средства, полученные в результате допэмиссии, пошли на погашение кредита. Погашение основного долга должно произой­ти в 2018 году, до этого мы платим только проценты. Естественно, мы его можем и раньше погасить. Общая сумма долга «36,6» и A.v.e – около 10 млрд рублей.

«НИКТО НЕ ВСПОМИНАЕТ ПОЧЕМУ‑ТО, ЧТО И НАМ ДОЛЖНЫ»

– У вас был старый кредитный порт­фель, доставшийся вам в наследство от «36,6», при этом появились новые долги, например, в результате по­купки российского бизнеса финской Oriola‑KD. Как МКБ санкционировал эту сделку, и как вы объясняли ее необходимость?

В.К.: Как обычно: банку предостав­ляется бизнес‑план. Банк смотрит, выполняется он или нет, и принима­ет решение.

– У вас был бизнес‑план на момент сделки? Тогда, год назад, казалось, все как‑то быстро завертелось.

В.К.: Конечно. Никаких случайно­стей не было, только холодный рас­чет. Сделку с Oriola мы считаем пра­вильной и удачной. В этом не было ничего непродуманного. Мы, еще работая в «А5», хотели объединиться с «Геофармом» и делать опт, но вре­мени не хватило.

– Подождите, но сразу после объяв­ления о сделке вы декларировали до­вольно противоречивые планы по раз­витию оптового дивизиона Oriola. Сначала был разговор о развитии на базе «Ориолы» дистрибьютора‑дис­каунтера, а спустя пару недель речь о нем шла уже как о распределитель­ном центре для собственных нужд. Что было написано в бизнес‑плане?

В.К.: В бизнес‑плане было написано то, что мы в результате и сделали: что мы дистрибуцией не занима­емся и закрываем региональные филиалы. В итоге оставили только один склад – для нашей розницы. А свою розницу, как мы и заявляли, мы консолидируем, чтобы остались только три юрлица: ПАО «Аптеч­ная сеть 36,6», «АПТЕКА‑А.в.е», «АПТЕКА‑А.в.е‑1» и компания «Джи Ди Пи» c оптовой лицензией. Все остальное либо продано, либо ликвидировано, либо реструкту­рировано. Все это для того, чтобы была прозрачная структура, чтобы миноритарии понимали, о чем во­обще речь. Мы, в отличие от многих компаний, не стремимся оптими­зировать налогообложение путем создания сотен юрлиц.

– Еще у вас была идея исполь­зовать склад Oriola как СВХ для компаний‑производителей.

В.К.: Да, была идея отдавать часть складов под ответственное хранение для производителей, но из‑за кризиса не идет этот про­ект. Пока мы используем склад, чтобы обслуживать розницу.

– Говорят, что вы перерегистриро­вали ООО «Ориола» в компанию «Фармопт».

В.К.: Да, потому что название Oriola мы по контракту должны были вер­нуть финнам.

– А еще говорят, что «Фармопт» уже реструктурируется на три юрли­ца – «Фарм», «Опт» и «ФО». Произ­водители в частных беседах при­знавались, что боятся следующего: долги перепишутся на одну из новых компаний, в отношении которой кто‑то из должников инициирует процедуру банкротства.

В.К.: Мы ради производителей и сделали реструктуризацию, чтобы у них не возникло вопросов! Я вам скажу, что долгов было 12 млрд руб­лей на момент, когда мы взяли ком­панию. И уже 6 млрд рублей из них мы погасили разными способами – живыми деньгами, взаимозачетами, маркетинговыми услугами.

Никто не вспоминает почему‑то, что и нам должны. Когда принимали компанию [Oriola. – VADEMECUM], у нее было около 8 млрд рублей дебиторской задолженности. Каким‑то компани­ям мы вернули товар, который они впихивали Oriola неимоверными количествами, потому что хотели выполнить план. А менеджеры Oriola принимали этот товар, потому что хотели получить премии.

Т.Ш.: В свое время, после покупки «36,6», «Протек» стал себя с нами вести не как наш стратегический партнер, а как владелец нашего конкурента «Риглы». Мы «Протеку» говорили: «Мы хотим быть вашими клиентами, зачем вы вынуждаете нас заняться дистрибуцией и за­ключением прямых контрактов?» И сейчас та же ситуация назревает с некоторыми производителями. Если какие‑то производители, судя по вашим вопросам, не очень нами довольны, мы будем искать им какую‑то замену.

И.С.: А как они нами могут быть недовольны? Чем? Нашими прилав­ками, столами? Мы на рынке 25 лет, и мы знаем, что выполнение обяза­тельств – залог успеха. Мы ищем пути более качественной работы. А для нас это значит – более качественный товар по более низким ценам.

«МЫ ЛИШНИЙ РАЗ НЕ МОЖЕМ СКАЗАТЬ, ЧТО ДУМАЕМ»

– Управлять оптовиком вы пригла­сили Хенри Фогелса, когда‑то уже отвечавшего за развитие Oriola в России. Сейчас, по проше­ствии времени, вы довольны его возвращением?

В.К.: Хенри мы абсолютно доволь­ны, он очень хорошо разбирается во всем этом хозяйстве – автомати­ке, роботах, логистике.

– Какова ваша цель в развитии соб­ственного опта – вы хотите полно­стью перейти на самообслуживание?

В.К.: Нет, это невозможно. Даже «Ригла» покупает товар не только в «Протеке». Сто процентов невоз­можно закрыть.

– С какими оптовиками вы сейчас работаете?

В.К.: «Катрен» – номер один. Кроме того, «СИА Интернейшнл», «Ро­ста», «Протек», «Пульс», «Профит­Мед», «Арал плюс», «Балтимор». Где цены хорошие, там и берем.

– Говорят, что «Катрен» и «Протек» жестко лимитируют работу с вами – без оплаты старых долгов новые отгрузки не производят.

Т.Ш.: Естественно, у всех есть какие‑то лимиты, но мы абсолютно в них помещаемся.

– Прошлый год «36,6» закрыла с при­былью, а по итогам I квартала 2015‑го вы стали номером один на рынке по выручке. С какими показателями вы планируете закончить год?

В.К.: Мы сделаем все, чтобы у ком­пании был хороший результат. Но какие‑то планируемые цифры мы не готовы называть. Публичные ком­пании нечасто дают какие‑то кон­кретные числовые ориентиры.

– Вы, кстати, от публичности не дума­ете отказаться?

В.К.: Ну не всегда же рынок будет падать. Вдруг завтра все опять начнет расти? А мы уже к этому будем гото­вы, не надо тратиться на роуд‑шоу – нам это все досталось бесплатно. Нам это не мешает. Ну, мы лишний раз с Темуром не можем сказать то, что думаем – но в этом нет ничего страшного.

– Давайте про покупки поговорим. С одной стороны, после приобретения «Старого Лекаря» и «Ориолы» у вас сделок не было. С другой стороны, вы как‑то странно приросли сетя­ми «Желаем здоровья», «Витрум», «Аптеки Подмосковья», GrossPharma. На рынке об этом говорят как о покуп­ках, хотя некоторые сделки вроде бы безденежные. Например, в холдинге «ФармЭко» нам рассказывали, что их «Аптеки Подмосковья» вы забрали в счет долга перед «Ориолой».

В.К.: Кто это говорил?

– Ну, мы не раскрываем источники.

Т.Ш.: Все очень просто. Наши брен­ды сейчас настолько сильны, что это помогает нам просто открываться на местах закрывающихся убыточных аптек. Поскольку мы, как вы заметили, сейчас – номер один, то арендодатели звонят именно нам. Мы в день полу­чаем десятки предложений с просьбой занять свободные помещения.

И.Ж.: Если меньше 15 таких предложе­ний по старым аптекам – это скучный день, могу подтвердить.

«ВСЕ, КТО КУПИЛ У НАС АПТЕКИ, СТАЛИ НОМЕР ОДИН В СВОЕМ РЕГИОНЕ»

– Хорошо. Ваши ближайшие конкурен­ты говорят, что качество ваших аптек упало, что вы до последнего держите глубоко убыточные аптеки.

Т.Ш.: Ну пусть радуются тогда!

В.К.: Это вранье! Мы, наоборот, очень много аптек закрываем. Нет меся­ца, чтобы мы не закрывали аптеки. Если в течение девяти месяцев аптека не выходит хотя бы «в ноль», мы ее закрываем.

И.Ж.: Мы тем и отличаемся от боль­шинства сетей, что у нас нет маниа­кального желания сохранить все – мы оставляем только самые эффективные точки. Думать, что мы держим убы­точные точки, – это стратегическая ошибка наших конкурентов, которой мы с удовольствием воспользуемся.

– Вы будете в Москве покупать что‑то большое?

В.К.: Будем, если нам предложение поступит.

Т.Ш.: У нас переговоры идут всегда. Слияния и поглощения мы любим.

– Взяв в управление «36,6», вы в про­шлом году устроили невиданное шоу – беспрецедентную распродажу регио­нальных активов. На смотрины ходили немало игроков из ТОП100, многие из них ругали качество точек. От конеч­ных покупателей претензии были?

В.К.: Все, кто купил у нас аптеки, ста­ли номер один в своем регионе. Причем большинство этих аптек в собственно­сти были, не аренда там какая‑нибудь.

Т.Ш.: Если компания прозевала вы­годную сделку, а конкурент не прозе­вал, она, естественно, будет говорить, что конкурент совершил ошибку. Ни­кто не хочет признавать свою ошибку.

– Вы будете делать гипераптеку «Горздрав»?

И.С.: Нет, мы будем делать «гипер «36,6».

В.К.: В свое время «36,6» были задума­ны для работы в формате Boots, у кото­рого есть большие аптеки. Они в свое время собирались открыть гиперап­теку на Новом Арбате, но что‑то у них не пошло. У нас эти наработки тоже были. Мы хотим сделать то же самое, что и Boots. Приезжаешь в Англию и видишь аптеку на тысячу квадрат­ных метров. Вот такая же будет «36,6». При этом это не будет просто «большая аптека». Отличие «гипера» от большой аптеки – в ассортименте. Большая аптека – это просто большая площадь и много лекарств, а «гипер» – это в пер­вую очередь ассортимент. Мы сейчас над этим работаем. У нас есть догово­ренности с торговым центром, дают площади хорошие.

– Когда вы откроетесь?

И.С.: Осенью. Сделаем пару‑тройку примеров, чтобы потом сравнить, по­нять особенности потоков и так далее.

«МОЖЕТ БЫТЬ, К ЗОЛОТОМУ КОЛЬЦУ ПРИБЛИЖАТЬСЯ НАЧНЕМ»

– Мы уже упоминали ваших коллег из регионов. Многие из них интересу­ются возможностью вашего возвраще­ния. Год назад вы говорили, что ваша компания – это чисто московская история.

В.К.: Московская история еще на год точно. А потом посмотрим. Пока ФАС разрешает, мы из Мо­сквы и Московской области дальше не пойдем.

Т.Ш.: Нам еще развиваться и раз­виваться.

И.Ж.: Когда я просматриваю пред­ложения по аптекам, я не думаю, что у нас есть какой‑то лимит. У нас еще большой запас. Потом, может быть, к Золотому кольцу приближаться начнем.

– Логистики вашего оптовика хватит для этого?

В.К.: Если мы пойдем в регионы, естественно, мы не будем делать это без логистики. Потому что по логи­стике в регионах абсолютно неа­декватная ситуация с оптовиками. У одного и того же дистрибьютора в разных регионах разные директо­ра, разные цены и разное отношение к тебе.

– На рынке про вас чего только не говорят. Что‑то – правда, что‑то – чистая выдумка. Мы утруждаем себя проверкой каждого слуха. Ваши конкуренты говорят буквально следу­ющее: в сентябре мировой аптечный гигант Wallgreens Boots Alliance вы­ставит на продажу свой российский дивизион – Alliance Healthcare Russia, а вы обязательно попробуете его ку­пить. Есть такие намерения?

В.К.: Из‑за одной логистики нет смысла покупать дистрибьютора. Тем более, в отличие от Oriola, у Alliance в России нет аптек. Но вообще так скажу: чем меньше будет дистрибьюторов, тем нам будет лучше. Они перестанут из-за желания напакостить друг другу грузить товар всем подряд и закры­вать глаза на то, что у одной фирмы 200 юрлиц, с которых невозможно «дебиторку» собрать. Вот останут­ся, грубо говоря, «Катрен» и «СИА Интернейшнл» – мы будем счаст­ливы. Еще «Пульс», конечно.

Т.Ш.: «Протек» еще.

В.К.: Ну вот видишь, «Протек» не хочет нам грузить, хочет свою розницу развивать.

– Мы уже поднимали тему невиди­мой руки МКБ и стратегии «36,6». Многие ваши конкуренты и пар­тнеры признавались нам в том, что не очень понимают, какую компанию вы строите.

В.К.: У нас три бренда – дискаун­тер «Горздрав», «36,6» – как основ­ная наша движущая сила, и А.v.e – маленькое лакшери. Все вот это мы и строим.

– Переформулируем. Ваша лихость в плане покупок и собирания аптек, реструктуризации компании, рабо­ты с долговыми обязательствами многих на рынке наводит на следую­щую мысль: цель всего предприятия не просто развитие, возврат долга, а мегасделка. И последовательно ведет вас к ней МКБ.

В.К.: Это же банк! Он не управляет ни аптеками, ни магазинами. Он управляет деньгами. Для них глав­ное, чтобы мы вовремя закрывали кредит и выплачивали проценты. Мы это выполняем неукоснительно, поэтому у нас с ними доверительные отношения.

И.Ж.: Вы же знаете, насколько фармбизнес тяжело управляем. За­чем в него лезть непрофессионалам?

– Так никто и не думает, что у вас простая схема взаимоотношений. А цель этих отношений – суперсделка.

В.К.: С кем?

– Тут две господствующие версии: государство в лице корпорации раз­вития или стратегический зарубеж­ный инвестор.

В.К.: А зачем государству это надо?

Т.Ш.: Люди придумывают тео­рии заговора, потому что никак не могут понять, почему мы такие эффективные. Они пытаются де­лать то же самое, что и мы, но у них не получается.

В.К.: Почему, Темур? У многих получается. Вот есть «А5», напри­мер, – хорошая сеть. «Ригла» – тоже хорошая сеть.

– Как бы то ни было, весь шум вокруг вас неслучаен. Производи­тели прямо говорят, что вы им руки крутите, диктуете условия и чуть что вспоминаете про занимаемую долю в Московском регионе.

В.К.: Кому я могу диктовать условия?

И.С.: Наоборот, это мы – ведомые. Вы просто привыкли, что мы пе­риодически, сами того не желая, находимся в «файтовых» ситуа­циях. Но нет, сейчас у нас совсем другой период – творческий. Мы каждый день сидим и думаем, что мы можем сделать для покупате­ля. Годы идут, покупатель требует новых форматов. Я вот вчера за­шел в свою аптеку, звоню генди­ректору и говорю: «Ты знаешь, тут в аптеке жвачек нет». И вот мы сейчас сидим и думаем: надо нам в матрицу внести жвачки или нет. Это наша работа. Потому что если ты их введешь, а они не нуж­ны – это лишний товар, лишний остаток. Если они нужны, а их там нет – значит, с матрицей непра­вильно работаем. Мы думаем, что сегодня делать с ассортиментом, как менять внешний вид объек­тов, в каких форматах работать.

Люди в кризис хотят покупать за меньшие деньги качественный товар. Дать им такую возмож­ность – это сейчас наша основ­ная, очень сложная комплексная задача. Тот, кто эту задачу решит, тот и станет реально конкурент­ным на рынке. Вот чем мы сей­час занимаемся, и нам сейчас не до игр.

36, аптечная сеть 36, аптечная сеть 36.6
Поделиться в соц.сетях
В Приморье может появиться международный медкластер
Сегодня, 8:15
В Испании начали продавать экспресс-тесты на ВИЧ без рецепта
Сегодня, 7:30
Минздрав хочет упростить процедуру согласования ГЧП-проектов
23 Января 2018, 18:58
Экс-министру здравоохранения Забайкальского края продлили срок ареста
23 Января 2018, 17:23
Темур Шакая и Игорь Жибаровский покинут совет директоров «36,6»
Двое из четырех основателей объединенной группы «36,6» – Темур Шакая и Игорь Жибаровский – покинут совет директоров головной компании группы ПАО «Аптечная сеть 36,6», следует из данных, опубликованных на сайте раскрытия информации. Вопрос о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров будет обсуждаться 12 февраля 2018 года. Общее число членов совета директоров сократится с 11 до 7 человек.
11 Декабря 2017, 20:06
Концерн «Россиум» выкупил долю Baring Vostok в «36,6»
Концерн «Россиум» бизнесмена Романа Авдеева купил у инвесткомпании Baring Vostok офшор Douflero Holgings Limited, которому принадлежат 13,76% ПАО «Аптечная сеть 36,6», следует из отчета «Россиума». Таким образом Baring Vostok полностью вышла из акционерного капитала «36,6». Сумма сделки не разглашается. 
15 Ноября 2017, 19:33
Вице-президентом «НоваМедики» стала Юлия Собакина
Вице-президентом по коммерции и маркетингу «НоваМедики» стала Юлия Собакина. На этой должности она сменила Евгению Ламину, которая перешла на работу в группу «36,6».
2 Ноября 2017, 16:55
Doc+ запустил сервис заказа лекарств в интернете
Служба вызова врачей на дом Doc+ запустила приложение по онлайн-заказу лекарств, говорится в пресс-релизе компании. Партнерами Doc+ по этому проекту стали сервис по заказу лекарств «ЗдравСити», принадлежащий дистрибьютору ЦВ «Протек», а также аптечные сети «36,6» и «Озерки».
16 Октября 2017, 18:41
Бывшие акционеры «А5» запускают франчайзинговый проект для аптек
Бывшие акционеры аптечной сети «А5» запускают франчайзинговый проект под брендом «Еаптека», рассказал Vademecum генеральный директор новой компании Антон Буздалин. Сейчас Антон Буздалин, его отец Роман Буздалин и Сергей Солодов занимаются развитием интернет-холдинга «Еаптека», которому принадлежат Piluli.ru, eАpteka.ru и другие интернет-площадки. Франчайзи получат доступ к технологиям, клиентской базе интернет-проектов, контрактам с более чем ста производителями и эксклюзив на свой район, а «Еаптека» – новые точки выдачи онлайн-заказов.
3 Октября 2017, 14:24
В «Аптеке-Холдинг Рус» введена процедура наблюдения
10 Августа 2017, 14:02
Важнейшие новости прошедшей недели

Vademecum представляет самые важные и интересные новости прошедшей недели.



5 Августа 2017, 9:49
«36,6» хочет наказать аптечную сеть из Хабаровска за дерзкую рекламу
Генеральный директор входящего в группу «36,6» ООО «Рид» Сергей Бичерахов направил письма в прокуратуру Хабаровска и МВД России по Хабаровскому краю с просьбой привлечь к уголовной ответственности местную компанию «Астери-Фарма», которая не только использовала принадлежащий «36,6» товарный знак «Аптеки Горздрав», но и разместила его на неоднозначном рекламном плакате, где изображены три медсестры в фривольной одежде и написан слоган: «Быстрее! Ближе! Ниже!». 
3 Августа 2017, 16:26
«36,6» запустила онлайн-аптеку
ПАО «Аптечная сеть 36,6» запустило собственную интернет-аптеку, рассказали в пресс-службе компании. В аптечной сети считают этот сегмент перспективным и рассчитывают, что доля интернет-продаж в общей структуре выручки «36,6» вырастет с 1% до 10% к середине 2018 года.
20 Июня 2017, 13:08
ТОП20 аптечных сетей заняли больше трети коммерческого фармрынка России
20 Апреля 2017, 17:39
Рейтинг аптечных сетей
Vademecum представляет ТОП200 аптечных сетей по итогам 2016 года
17399
Бывший совладелец «А5» занялся производством изделий из алюминия
Как стало известно Vademecum, с 2014 года семья бывшего совладельца аптечной группы «А5» Сергея Солодова строит алюминиевый холдинг «АЛ5». Сейчас Солодову и его родственникам принадлежат доли в двух ростовских и одной воронежской компаниях, занимающихся производством изделий из алюминия и продажей цветных металлов, их суммарный оборот превысил в 2015 году 1,5 млрд рублей.
11 Апреля 2017, 18:53
Яндекс.Метрика