ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ

Нажимая на кнопку «подписаться», вы даете согласие на обработку персональных даных.

23 Марта, 22:34
23 Марта, 22:34
63,77 руб
72,59 руб

Рожденная эволюцией: как в России менялась лекарственная терапия онкогематологических заболеваний

Партнерский материал
22 Декабря 2018, 19:59
1195
По данным канцер-регистра МНИОИ им. П.А. Герцена, в 2017 году в России было выявлено около 30 тысяч случаев злокачественных новообразований лимфоидной и кроветворной ткани. Несмотря на «скромную» – порядка 4,7% – долю гемобластозов в эпидемиологическом реестре онкозаболеваний, расходы государства на лекарства для профильных пациентов оказываются заметно выше аналогичных затрат по другим онконаправлениям. Достаточно упомянуть, что только по программе «Семь нозологий», имевшей в 2017 году бюджет в 44 млрд рублей, были закуплены пять онкогематологических препаратов первой линии терапии на 12,7 млрд рублей. Чем же обусловлен такой выбор цели?

За последнее десятилетие, свидетельствуют клиницисты, в онкогематологии произошел эволюционный рывок – эффективность лекарственной терапии при злокачественных новообразованиях лимфоидной и кроветворной ткани заметно выросла.

«Если мы вернемся на 20 лет назад, то обнаружим совсем другие времена – это был период уныния и стагнации, многие пациенты погибали в течение года с момента постановки диагноза, – вспоминает главный внештатный гематолог Москвы, заместитель главного врача по гематологии городского гематологического центра ГКБ им. С.П. Боткина ДЗМ, доктор медицинских наук, профессор Вадим Птушкин. – Затем был период недоверия, когда впервые обнаружились успехи таргетных препаратов, действующих иначе, чем классические цитостатики: стоимость этих лекарств была велика, многие из них выходили на рынок до получения четких данных об увеличении продолжительности жизни. Но когда 10 лет назад появилась программа «Семь нозологий», а вместе с ней – и возможность широкого использования дорогостоящих инновационных препаратов, мы задались целью проанализировать их эффективность, токсичность и, наконец, готовность отечественной медицины следовать современным протоколам терапии».

Команда московских врачей тогда разработала два протокола лечения хронического лимфолейкоза: один – для молодых, сохранных пациентов, другой – для возрастных больных, которым предлагались редуцированные, дающие возможность справиться с токсичностью, дозы препаратов.

«И то, что мы имеем сейчас – это драматическое различие в общей выживаемости при применении таргетных препаратов в лечении хронического лимфолейкоза в сравнении со стандартными иммунохимиотерапевтическими режимами», – отмечает Птушкин.

Тщательное изучение биологии злокачественных новообразований позволило разрабатывать и внедрять в клиническую практику таргетные препараты, которые поражают опухолевую клетку, не затрагивая здоровые ткани.

«За последние 10 лет мы получили препараты с новыми механизмами действия, принципиально отличающиеся от того, чем работали 25 лет назад, – говорит заведующая кафедрой онкологии и паллиативной медицины Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования (РМАНПО), доктор медицинских наук, академик Ирина Поддубная. – И это крайне выразительно сказалось на результатах лечения и выживаемости больных – главной задаче, которую мы перед собой ставим. Но мы еще делаем акцент на том, чтобы продление жизни сочеталось с качественно прожитыми годами».

Этот обобщающий тезис конкретизирует заместитель гендиректора по научной работе и инновациям НМИЦ гематологии Минздрава России Лариса Менделеева, приводя в пример практически двукратное увеличение продолжительности жизни получавших таргетные препараты пациентов с множественной миеломой.

«Причем это количество не просто прожитых, а качественных лет, на протяжении которых больные лишены тяжелых осложнений, полноценно живут, работают и отдыхают», – свидетельствует доктор Менделеева. И на вопрос о драйвере прогресса дает однозначный ответ: революция в лечении миеломных заболеваний произошла, когда в 2007 году в России был зарегистрирован Велкейд (бортезомиб) от компании Janssen. Этот препарат получают сейчас 96% больных, нуждающихся в проведении адекватной терапии первой линии: возможно, благодаря тому, что бортезомиб сразу же попал в программу «Семь нозологий».

Увы, на сегодняшний день способов полноценного излечения от множественной миеломы не существует – даже у пациентов в ремиссии неизбежно случаются рецидивы. И тогда встает вопрос о доступности препаратов второй и третьей линии терапии.

«К сожалению, далеко не все лекарства так свободно доступны в медицинской практике, как бортезомиб, – признает Лариса Менделеева. – Но мы рассчитываем, что в будущем сможем так же полноценно использовать инновационные препараты, в том числе – моноклональные антитела. Это важно, потому что такие препараты, как, например, даратумумаб дают возможность получить длительный и стойкий эффект, если развивается невосприимчивость опухоли к предыдущим препаратам».

Из пяти представленных сейчас в «Семи нозологиях» онкогематологических препаратов ко второй линии терапии относится лишь один – включенный в программу в 2014 году леналидомид. Все прочие препараты второй линии закупаются за счет средств ОМС и региональных бюджетов льготного лекарственного обеспечения.

«Конечно, любимая программа гематологов – это «Семь нозологий», которая дает возможность онкогематологическим пациентам получать высокоэффективные дорогостоящие лекарственные препараты за счет Федерального бюджета, – признается главный внештатный гематолог Сибирского федерального округа и Новосибирской области, заведующая кафедрой терапии, гематологии и трансфузиологии Новосибирского медицинского университета Татьяна Поспелова. – Сегодняшняя современная гематология – это интегральная специальность, которая основана на достижениях молекулярной биологии, цитогенетики, иммунологии и других разделов медицины. Благодаря такому междисциплинарному взаимодействию происходит быстрое развитие гематологии и каждый год появляются новые высокоэффективные лекарственные препараты. Это различные классы ингибиторов тирозинкиназ, показавшие высокую эффективность у больных хроническим лимфолейкозом и хроническим миелолейкозом; ингибиторы протеасом, иммуномодулирующие агенты, моноклональные антитела, с успехом применяющиеся у пациентов с множественной миеломой и неходжкинскими злокачественными лимфомами».

«К сожалению, пока не все эти препараты входят в список ОНЛС и программу «Семь нозологий», но хочется надеяться, что все же в ближайшее время они будут доступны нашим пациентам. В случаях если дорогостоящий препарат отсутствует в Федеральном льготном списке, мы проводим консилиум на уровне регионального Минздрава и подаем документы пациента на формулярную комиссию, тогда Минздрав выделяет финансирование, и пациент получает необходимый ему препарат», - продолжает она.

Еще один вариант, использующийся врачами в попытках приблизить инновационные препараты к пациентам, – это так называемая программа «раннего доступа»: Федеральный медицинский центр подает заявку на лечение конкретного пациента с «абсолютным обоснованием» получения препарата, еще недоступного для госзакупок. То есть сегодня диагноз онкогематологического заболевания не является приговором, и в арсенале у гематологов имеются высокоэффективные препараты, позволяющие не только достичь эффекта, но и улучшить качество жизни пациента.

«Все инновационные препараты всегда будут дорогими – годы уходят на то, чтобы фундаментальные исследования привели к получению действующего и безопасного лекарства, выводу его на рынок. Но нам нужно пытаться предпринять все возможное для того, чтобы улучшить ситуацию с лекарственной терапией онкогематологических больных уже сейчас», – выражает солидарное мнение ученых и клиницистов Ирина Поддубная из РМАНПО.

Позиция практиков онкогематологии, вполне естественно, поддерживается партнерами из фарминдустрии.

«Выход бортезомиба на российский рынок в 2007-м удачно совпал с началом работы программы «Семь нозологий», сейчас актуальным лекарственным инновациям получить доступ в федеральную программу гораздо сложнее, что понятно – бюджетные средства ограничены, – говорит управляющий директор Janssen в России и СНГ Катерина Погодина. – Сегодня мы видим 13 молекул, появившихся в последние годы и ждущих возможности попасть в «Семь нозологий» или любую другую программу государственного возмещения, расширяющую доступ пациентов к инновационным препаратам».

И резюмирует: «Мы знаем, что проблемы ограниченного доступа характерны не только для России, но и для других, в том числе – западных, стран. Поэтому мы говорим о том, что стоит трансформировать программу – возможно, имеет смысл вывести из «Семи нозологий» препараты первой линии, как минимум, те из них, цена которых за прошедшее время стала более доступной. А после рассмотреть возможность включения в федеральную программу новых, более дорогостоящих препаратов. Думаю, нужна платформа, на которой производитель может вести прямые переговоры с государством, чтобы вместе находить способы оптимизации затрат».


janssen, онкология, фарма, препарат
Поделиться в соц.сетях
Результаты опроса Vademecum: что мы понимаем под инновациями в фарме и медпроме
22 Марта 2019, 21:36
Арктические территории получат более 2 млрд рублей на развитие санавиации и ФАПов
22 Марта 2019, 17:13
«Майский» указ о повышении зарплаты врачам распространят на медицинские батальоны
22 Марта 2019, 16:22
Росздравнадзор будет проводить контрольные закупки медизделий
22 Марта 2019, 16:00
Результаты опроса Vademecum: что мы понимаем под инновациями в фарме и медпроме
22 Марта 2019, 21:36
Горбольница и онкодиспансер выплатят жительнице Екатеринбурга 750 тысяч рублей за неадекватное лечение
Жительница Екатеринбурга отсудила у больниц 750 тысяч рублей за неверно поставленный диагноз и неадекватную терапию: женщину лечили от рака, ей провели три курса химиотерапии, а оказалось, что причиной мучивших ее болей были камни, выпавшие из удаленного желчного пузыря в брюшную полость.
18 Марта 2019, 20:22
Фонд «Здоровье»: смертность от онкозаболеваний выросла в 43 регионах
Смертность от онкологических заболеваний в 2018 году выросла в 43 регионах России – подсчитали эксперты фонда независимого мониторинга «Здоровье», проанализировав данные Росстата. В целом по России этот показатель снизился на 0,6% по сравнению с 2017 годом – до 193,1 случая на 100 тысяч населения.
18 Марта 2019, 14:00
НФП предлагает запретить маркетинговые договоры аптек и производителей
Национальная фармацевтическая палата (НФП) предложила Минпромторгу РФ ввести запрет на маркетинговые договоры между аптеками и производителями лекарств во избежание навязывания препаратов покупателям. Наказывать за это предлагается фармацевтов, вплоть до отстранения от работы на полгода.
18 Марта 2019, 8:59
Самые важные новости прошедшей недели
17 Марта 2019, 13:38
Что мешает использовать инновационные препараты и медизделия в практике российских медучреждений? Поделитесь своим мнением
13 Марта 2019, 23:11
Москва объявила первые конкурсы на поставку онкопрепаратов из «дополнительного» списка
13 Марта 2019, 15:51
Голикова: Частным клиникам выделят 3,8 млрд рублей на оказание ВМП
13 Марта 2019, 13:50
Криоконсервацию половых клеток включили в клинрекомендации по лечению бесплодия у онкопациентов
Минздрав РФ включил в клинические рекомендации по терапии женского бесплодия криоконсервацию тканей репродуктивных органов (спермы и яйцеклеток) для сохранения репродуктивной функции у онкологических больных.
12 Марта 2019, 16:49
Мединдустрия
Опрос Vademecum: Что мешает использовать инновационные препараты и медизделия в практике российских медучреждений
1559
Ирина Поддубная
Председатель Российского общества онкогематологов
«Накопление новых сведений о препарате приближает его к первой линии терапии»
11 Марта 2019, 13:46
Президент призвал перевести все детские поликлиники на новые стандарты к 2021 году
Помимо этого поручения правительству, президент РФ Владимир Путин в ежегодном послании Федеральному собранию обозначил важнейшие, по его мнению, направления развития системы здравоохранения.
20 Февраля 2019, 16:15
Мединдустрия
Крестцовый поход: ради кого и против чего в Израиле принят закон о медтуризме
2857
Яндекс.Метрика