ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
28 Июня, 22:16
28 Июня, 22:16
58,88 руб
65,96 руб

Как обездвиженный военный летчик создал бизнес с многомиллионным оборотом

Алексей Каменский, Софья Лопаева
16 Февраля 2017, 13:30
3505
Роман Аранин Фото: lifehacker.ru
Компания Романа Аранина – единственный в стране производитель электрических инвалидных колясок

Мировой рынок электрических инвалидных колясок – один из самых динамичных, ежегодно он растет почти на 20% и к 2020 году, по прогнозам Transparency market research, превысит $4 млрд. Но в России в эту сферу пока отваживаются проникать в основном бескорыстные любители техники или предприниматели, для которых коляска – жизненная необходимость.

ЛИДЕРЫ ГОРИЗОНТА

В свой крайний, как принято говорить, полет на параплане с мотором Роман Аранин отправился летом 2004 года. «В результате серии роковых ошибок купол погас на высоте 30 метров, центр тяжести был там, где мотор, а он на спине. На нее я и упал. Все бы ничего, погасший купол все равно тормозит, но поперечина рамы двигателя была точно напротив шеи», – рассказывает Аранин на странице своего персонального сайта. Перелом в шейном отделе позвоночника обычно имеет самые тяжелые последствия. На 40‑й день в реанимации Роман смог самостоятельно дышать. А сейчас, после долгих лет тренировок, он может говорить и шевелить руками за счет мышц плечевого пояса: сами руки не работают. И вот уже шесть лет он целеустремленно и увлеченно развивает свой новый медицинский бизнес.

В 90‑х Аранин служил военным летчиком в Алма‑Ате, а потом переехал с семьей в Калининград и стал предпринимателем: продавал обои, мебель, сантехнику. Три магазина приносили его компании R‑Style оборот примерно в 2 млн евро. «Это был не такой уж и маленький для Калининграда бизнес. Но пока я валялся в беспамятстве, родственники уже немножко по‑другому повели этот корабль, – вспоминает Аранин. – Вернувшись, я не слишком уютно себя чувствовал, понимал, что они движутся не туда, а доказать было сложно. По‑прежнему числюсь директором, но реально тем бизнесом не занимаюсь». Едва ли кто‑то мог ожидать, что через несколько лет после катастрофы Аранин, который даже компьютером может пользоваться только через программу распознавания речи, затеет новый проект.

Впрочем, поначалу именно о бизнесе речи не шло: он хотел сделать транспортное средство для самого себя. «Была базовая тайваньская коляска, а мой друг с седьмого класса – он абсолютно гениальный инженер – разработал техническое решение», – говорит Аранин. Задача была в том, чтобы на любом уклоне сиденье коляски оставалось в горизонтальном положении, иначе из нее можно вывалиться. «Делали‑то для меня, но, поскольку я был самым парализованным из всех парализованных – у меня только голова держится, в остальном голосом работаю, – подошло и всем остальным», – бодро рассказывает предприниматель. А тут еще неожиданный бонус: оказалось, что горизонтальное положение седока позволяет за счет некоторых доработок облегчить или даже полностью автоматизировать подъем и спуск коляски по лестнице. «Эта возможность случайно обнаружилась – как с виагрой, которую вообще‑то предназначали для лечения стенокардии», – усмехается Аранин.

1lifehacker.ru.jpg

Роман Аранин на своей коляске. Фото: lifehacker.ru

В России ежегодно продается и распределяется через фонды социального страхования более 100 тысяч колясок, но выбор вариантов узок, а местное производство развито плохо: даже всемирно известная профильная немецкая компания Otto Bock, наладившая сборку в Тольятти,  электроколяски у нас не делает. Хорошо развитый и привычный на Западе бизнес в России  оказался прыжком в неизвестность.

ДОСТАТОЧНО ОДНОГО ГОЛОСА

В 2010 году Аранин создал компанию Observer. Стартовый капитал составил ровным счетом 9 тысяч евро: деньги дали «два однокашника по летному училищу», один из которых через некоторое время сказал: «Слушай, вижу, дело хорошее, можешь не возвращать». В своем не самом простом положении Аранин пошел на принцип: деньги, связанные с R‑Style, в колясочном бизнесе не использовал вовсе. Кредиты на развитие производства компания Observer, которая поначалу занималась только доработкой импортных колясок, тоже не брала. Вместо этого Аранин организовал схему предоплаты: покупатель, соглашавшийся внести деньги и подождать несколько месяцев, мог получить коляску с существенной скидкой.

Обороты росли, «колясочный тюнинг» постепенно превращался в полноценное производство, штат компании вырос до 25 человек, восемь из которых – инвалиды‑колясочники. Сейчас, говорит Аранин, электронику Observer закупает в Англии, законодательнице электроколясочной моды, моторы и сиденья – на Тайване, а все остальное производит в России. В год компания собирает примерно 60 колясок ценой от 400 тысяч рублей за модель «Проходимец» до более миллиона за «Скалолаз». Детали конструкции могут меняться в зависимости от степени подвижности будущего владельца: существуют даже коляски с трубочкой вместо джойстика – ими можно управлять с помощью дыхания. Аранин постоянно расширял сферу деятельности, охватывая все новые возможности сделать жизнь инвалидов полноценной. После многих попыток он сумел добиться определенного понимания у местных чиновников: в Калининграде он строит пандусы, с его подачи несколько пляжей были оборудованы специальными плавучими колясками для купания инвалидов, лежаками для людей с искривлением позвоночника и прочими не очень привычными для России устройствами. В калининградском Музее янтаря, который находится в крепостной башне, Observer ухитрилась поместить платформу для колясочников внутрь винтовой лестницы. В нескольких российских аэропортах – в Москве, Калининграде, Екатеринбурге, Челябинске, Владивостоке – Observer установила устройства для подъема инвалидов на борт самолета.

39kovcheg.ru.jpg

Оборудованный для инвалидов пляж в Зеленоградске. Фото: 39kovcheg.ru

Впрочем, на изобретательстве Аранин не зацикливался. У него есть дистрибьюторские соглашения уже с 17 иностранными производителями инвалидных колясок и другого оборудования. Выручка от собственных и чужих колясок, по его словам, распределяется в пропорции «фифти‑фифти». Хотя в штуках импортных колясок по 12 тысяч рублей продается во много раз больше, чем продвинутых «обсерверов». Общая выручка предприятий Аранина в 2016 году составила, по его словам, примерно 1 млн евро. На пятилетний беспроцентный кредит в 5 млн рублей от фонда региональных социальных программ «Наше будущее», учрежденного Вагитом Алекперовым, Observer открыла шесть ремонтных мастерских в разных городах России. Но все это далеко не предел мечтаний. Новый план состоит в том, чтобы построить в Калининграде полноценный завод. «То, что сейчас делает Observer, – это Rolls‑Royce ручной сборки, – говорит предприниматель. – А нужно идти в массовый сектор». Российскую потребность в электрических колясках он оценивает в 10 тысяч штук в год. «Я мог бы стать единственным поставщиком, это вообще был бы самый красивый вариант», – мечтает Аранин. Впрочем, и возможность воспользоваться вместе с каким‑либо другим российским производителем правилом «Третий лишний» ему кажется вполне интересной.

Территорию для завода областные власти уже выделили, но с оборудованием пока непонятно: нужно покупать токарный станок с ЧПУ, робота‑сварщика и тому подобное. Год назад Дмитрий Медведев вроде как распорядился выделить на развитие Observer 85 млн рублей, но денег нет. Зато идут переговоры с «Нашим будущим» о более крупных, чем в первый раз, инвестициях. На этот раз, скорее всего, не «просто так», а в обмен на долю в предприятии.

Аранин все‑таки признается, что управлять компанией в его нынешнем состоянии ему «сложновато». Он попробовал было взять на позицию исполнительного директора друга‑парапланериста, «очень толкового, с большим опытом в бизнесе», но работа не сложилась. Так что основатель продолжает сам рулить компанией с помощью сервиса автоматизации «Битрикс24» и программы распознавания голоса: «Сижу дома, ставлю задачи и контролирую исполнение. А через день приезжаю в офис и стою над душой, пока все не сделают как надо».

Сфера, где работает Observer, в огромной степени определяется политикой государства. Включение электрических инвалидных колясок в федеральный перечень устройств, приобретение которых компенсирует государство, помогло компании встать на ноги. Но в целом власть, считает Аранин, делает для инвалидов очень мало – «потому что не хватает культа личности отдельно взятого человека». Хотя рецепт, по его мнению, несложен: «Например, в Польше и Литве, когда им нужно было для вступления в Евросоюз соответствовать европейским нормам, поступили просто: если офис, бизнес‑центр или любой другой объект недоступен для инвалидов, здание просто закрывают вплоть до устранения проблемы».

ТОЧИТЬ КОЛЯСКИ

История новосибирской компании Caterwil, созданной в 2013 году, во многом похожа на калининградскую. Основатель, Иван Невзоров, решил создать коляску повышенной проходимости, чтобы помочь приятелю, попавшему в аварию. В разработку он вложил свой собственный миллион рублей, но потом появились и другие инвесторы, в том числе Фонд Бортника, так что общий объем инвестиций составил 3 млн рублей. Новосибирская коляска умеет сохранять горизонтальное положение седока, взбираться по лестницам – впрочем, не так, как калининградская. У Аранина снизу коляски высовываются специальные опоры, а в новосибирской – на лестнице и в бездорожье используются гусеницы (по асфальту она едет на колесах). Проблема новосибирского проекта в том, что коляска только проходит сертификацию (процесс тянется уже год), поэтому компенсировать ее покупку Фонд социального страхования никому не будет.

Москвича Николая Юдина тоже привлекло в колясочную сферу неприятное происшествие – инсульт у приятеля. Но техническое любопытство вело его в этом направлении уже давно. Свою первую компанию «Супримтач» Юдин создал еще в 2007 году: он одним из первых в России занялся производством больших интерактивных экранов, тех, что используют в офисах банков, на вокзалах и в других общественных местах. Ее выручка, рассказывает Юдин, достигала 80 млн рублей. Но несколько лет назад он передал большую часть операций партнерам, а сам занялся тем, к чему давно лежала душа (доходы от оставшейся у него части бизнеса позволяли финансировать увлечение).

Первой разработкой небольшого конструкторского мини‑бюро Юдина стал аналог известного в Америке drift trike – транспортного средства наподобие очень низкого трехколесного велосипеда для взрослых с мотором. Главная увлекательная особенность drift trike состоит в том, что он все время движется в заносе, задние колеса скользят. Продавать свое необычное создание Юдин не пытается, зато начал сдавать Russian drift trike в аренду для корпоративных мероприятий. А сам пошел дальше: на этот раз изобрел детский снегоход на электрической тяге. Главная фишка Юдина была в том, чтобы отказаться от гусениц. Они слишком тяжелые, а кроме того, рассудил инженер, мало какому родителю понравится, что его ребенок в любой момент может умчаться вдаль по снежной целине. Зато под днищем снегохода Юдин установил широкое резиновое колесо с мотором внутри – компактное, легкое, позволяющее взбираться в гору по утоптанному снегу, однако буксующее на целине. Но тут у приятеля Юдина случился инсульт, и изобретатель взялся за реабилитационное оборудование.

Электрическая коляска, тем более повышенной проходимости, – вещь большая и тяжелая. Ее трудно вынести на улицу, она не влезает в автомобиль. Продвинутая Observer – скорее всего, не единственная коляска у своего владельца. А вот Юдин нашел способ обычную коляску сделать универсальной с помощью приставки – колеса с рулем и аккумулятором, которое пристегивается к любой коляске. На сайте unawheel.ru утверждается, что колесо может на одном заряде протащить коляску 25 км и преодолеть уклон до 25 градусов. По прикидкам Юдина, разработка всех трех устройств стоила ему около 3 млн рублей.

«Знаю эту разработку. Мне она не подойдет, там руки нужны, – оценивает коллегу Роман Аранин. – Но в принципе это хороший нишевой продукт для активных пользователей». Una Wheel уже продается за 70 тысяч рублей, но тут о компенсации из Фонда социального страхования нечего и думать: унициклов в перечне оборудования для инвалидов нет.

инвалиды, инвалидность, инвалидное кресло, стартап
Источник Vademecum №2, 2017
Поделиться в соц.сетях
В Москве начнется подготовка менеджеров для медклиник и аптек
Сегодня, 20:26
ФФОМС ужесточил антикоррупционные требования к своим сотрудникам
Сегодня, 20:01
Ограничение на число кандидатов в президенты РАН будет снято
Сегодня, 19:07
«Инвитро» подверглась хакерской атаке
Сегодня, 16:15
В Москве появится новая сеть реабилитационных клиник
В Москве 30 июня откроется клиника «Топ Физио Россия», медцентр будет специализироваться на реабилитации по итальянской системе Top Physio. Проект реализуется совместно с итальянской клиникой Villa Stuart, по результатам сотрудничества в столице планируется создать сеть центров спортивной медицины, реабилитации и физиотерапии, говорится в пресс-релизе компании.
7 Июня 2017, 9:01
Bayer и ФРИИ отобрали лучшие стартапы в сфере цифровой медицины
Компания Bayer совместно с Фондом развития интернет-инициатив (ФРИИ) отобрали лучшие российские проекты в сфере digital health – цифровой медицины. Пять победителей получат возможность поработать над своими заявками с помощью специалистов компании Bayer, а после – поехать на второй этап конкурса в Берлин и побороться за главный приз в размере 50 тысяч евро.
17 Мая 2017, 18:30
Американский аптечный стартап получил $20 млн инвестиций
Аптечный онлайн-стартап Capsule, который автоматически обрабатывает электронные рецепты и доставляет пациентам лекарства на дом, привлек $20 млн инвестиций. В стартап, который в течение года существует на рынке США, вложились венчурные фонды Thrive Capital, Sound Ventures и британский конгломерат Virgin Group.
11 Мая 2017, 17:23
В Подмосковье откроют девять центров реабилитации детей-инвалидов

В 2017 году в Подмосковье будут открыты девять реабилитационных мини-центров для детей-инвалидов на сто мест, сообщила журналистам министр социального развития региона Ирина Фаевская.

25 Апреля 2017, 19:44
Уфимская больница заплатит более 1 млн рублей за инвалидность ребенка
17 Марта 2017, 21:57
Топилин: рост числа детей-инвалидов связан с увеличением рождаемости
6 Марта 2017, 7:22
Член ОП попросил передать медико-социальную экспертизу Минздраву
20 Февраля 2017, 7:10
Почему европейские инвесторы предпочитают стартапы, продукцию которых можно потрогать руками
1558
Зачем в Троицке создают медицинскую 3D-типографию
2130
Руслан Алтаев
Директор по работе с ключевыми партнерами и развитию кластера биомедицинских технологий фонда «Сколково»
«Пока проект перспективен, мы пляшем вместе с ним»
15 Февраля 2017, 13:11
Десять неубиваемых медицинских стартапов
2720
Производители изделий для инвалидов смогут получить субсидии – до 200 млн рублей
7 Февраля 2017, 9:12
Яндекс.Метрика