ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
18 Января, 11:05
18 Января, 11:05
59,40 руб
63,29 руб

Больничный долгострой: как новый оператор столичного рынка медуслуг 16 лет создавал медцентр

Дарья Шубина, Анастасия Напалкова
20 Декабря 2016, 12:03
1996
Фото: an-bk.com

На московском рынке медуслуг внезапно объявился дерзкий новичок – Университетский медико‑хирургический центр (УМХЦ). Многопрофильная клиника в семь этажей общей площадью 8,8 тысячи кв. м на Мичуринском проспекте, 31, по оценкам экспертов, обошлась инвесторам не менее чем в 3 млрд рублей, правда, возводилась немыслимые для подобных объектов 16 лет. Сейчас все подготовительные мероприятия вроде бы завершены, у клиники появился официальный сайт, содержащий внушительный перечень медуслуг и утверждающий, что УМХЦ откроет свои двери для пациентов еще до конца текущего года. Время, в принципе, еще есть. Да и не в дедлайне дело, а в том, как на столичном рынке вдруг возник оператор, готовый соперничать с такими раскрученными брендами, как «Семейный доктор», «К+31», «Клинический госпиталь на Яузе» и так далее. Vademecum, обнаруживший в сегменте многопрофильных медцентров новорожденного игрока, попытался разобраться в истории и феномене УМХЦ.

СИБИРСКИЕ ПЕРЕМЕННЫЕ

Хирург‑онколог Вадим Ворст и акушер‑гинеколог Владимир Деревенец познакомились в конце 80‑х в Нижневартовске. Проработав несколько лет на разных клинических площадках города, они решились открыть свое медпредприятие, попрактиковать в котором пригласили московского специалиста – хирурга‑гинеколога Александра Попова. Врачи легко нашли общий язык и вскоре отважились перенести практику в столицу – так на базе московской клинической больницы №85 появилась клиника «Москворечье» (ЗАО «Клиника»). «На арендованных площадях довольно скоро нам стало тесно, поэтому мы начали искать площадку и инвестиции для собственной клиники», – вспоминает Вадим Ворст. Инвестор нашелся все там же – в Сибири. Вложиться в московский медицинский бизнес соблазнился Александр Смирнов, основатель ЗАО «АМК‑Вигас»: его компания из маленького города Мегион в то время считалась ведущим строителем нефтепроводов, промысловых трубопроводов и водоводов в Западно‑Сибирском регионе.

Партнеры зарегистрировали в Москве ООО «Клиника‑М», в котором Александр Смирнов и его супруга Валентина Дубинина получили по 30%, Александр Попов, Вадим Ворст, Владимир Деревенец и Елена Висящева – по 10%. Под клинику они присмотрели здание недостроенного торгового центра на Мичуринском проспекте, 31. И, с финансовой помощью Смирнова, в 2001 году выкупили объект и право аренды земли под ним у собственника – ЗАО «Валтерс‑М».

Еще несколько лет ушли на согласование проекта с городскими властями. В 2006 году Юрий Лужков подписал распоряжение правительства Москвы №315‑РП, тем самым разрешив реконструкцию объекта под организацию многофункционального медицинского центра общей площадью 8,8 тысячи кв. м. Кроме того, Москва предоставила ООО «Клиника‑М» соседний участок земли в аренду до 2019 года. Стороны договорились, что инвестор должен будет перечислить в бюджет Москвы $1,3 млн в качестве компенсации за социальную, инженерную и транспортную инфраструктуры.

В успехе проекта никто не сомневался: ввести клинику в эксплуатацию планировалось буквально через год. Но на деле процесс двигался куда медленнее, чем мечталось его инициаторам. По словам врачей‑миноритариев, их изначальная договоренность с Александром Смирновым заключалась в том, что нижневартовский предприниматель берет на себя всю финансовую нагрузку, а они отвечают за «начинку» клиники, медицинские компетенции и пациентский поток. «Финансирование шло с перебоями. Мы все понимали, что собственный бизнес Смирнова тоже не всегда шел гладко», – рассказывает Вадим Ворст. Партнеры вместе искали возможности не останавливать проект: в 2007 году, например, «Клиника‑М» взяла в Ханты‑Мансийском банке кредит на 140 млн рублей под залог строящегося здания. Но традиционная для частной медицины схема организации бизнеса «врач с практикой + непрофильный инвестор» дала сбой.

Общие надежды перечеркнула трагедия. В начале марта 2008 года Смирнов вылетел по маршруту «Усть‑Ягусское месторождение – Самотлорское месторождение» на собственном вертолете Robinson R44 и пропал. Поиски в тайге велись несколько месяцев, в августе 2008‑го место катастрофы и тело Смирнова были, наконец, обнаружены.

Все заботы об «АМК‑Вигасе» легли на вдову бизнесмена – Валентину Дубинину. По словам бывшего сотрудника нижневартовской компании, ей было очень непросто управлять компанией в одиночку, к необходимости самостоятельно выстраивать отношения с контрагентами и бороться с конкурентами добавился экономический кризис: «Даже наши работники не получали зарплату вовремя, а на сторонние проекты у нее попросту не было денег». Впрочем, в финансовой отчетности «АМК‑Вигаса» стагнация не прослеживается: в 2009 году, по данным СПАРК‑Интерфакс, выручка компании едва превысила 1 млрд рублей, в 2012‑м – подобралась к отметке в 1,4 млрд рублей.

КАПИТАЛИСТСКИЙ ХОЛМ

С московскими врачами у Валентины Дубининой отношения и вовсе разладились. По словам управляющего клиникой «Москворечье», участвовавшего в судебных прениях по делу «Клиники‑М», Алексея Серебряного, вкладываться в проект наследница Александра Смирнова согласилась только при одном условии: она будет контролировать весь процесс, сохранив позицию гендиректора. Партнеры с такой постановкой вопроса не согласились. В августе 2009 года большинство участников «Клиники‑М» – Елена Висящева, Вадим Ворст, Владимир Деревенец и Александр Попов – досрочно отстранили Дубинину от должности генерального директора. Тогда подконтрольные ей компании «АМК‑Вигас» и «Высокие технологии» выкупили кредит в Ханты‑Мансийском банке и стали держателями залога – здания строящегося медцентра, то есть единственного ликвидного актива «Клиники‑М».

Проект забуксовал. Денег, которые зарабатывали врачи в «Москворечье», на поддержание жизни долгостроя не хватало, не говоря уже о выкупе доли Дубининой в компании. Они стали искать инвесторов, которые согласились бы компенсировать запросы несговорчивого партнера. «Медицинский бизнес интересовал многих, в числе потенциальных интересантов были и инвестфонды, например, Russia Partners и «ВТБ Капитал», и крупные предприятия, – говорит Вадим Ворст. – Но договориться с Дубининой о цене ее доли ни у кого не получалось».

Ненадолго в 2011 году в проект «Клиника‑М» заглянуло ПАО «Моснефтегазстройкомплект», аффилированное с крупным российским металлотрейдером «Металлсервис». «Компания сначала заинтересовалась непрофильным проектом, но вскоре отказалась от вложений, так как стало ясно, что эффективно управлять деньгами у команды не получится», – приводит свою версию источник, работавший в то время с «Металлсервисом».

Спровоцировавшая это road‑show Валентина Дубинина иначе вспоминает годы сотрудничества с московскими врачами: «Мои сотоварищи по «Клинике‑М» в то время вообще ничего не хотели мне отдавать, а это были огромные деньги. Поэтому мне пришлось идти в суд». В 2011‑2012 годах через московский арбитраж ЗАО «АМК‑Вигас» и ЗАО «Высокие технологии» отсудили у ООО «Клиника‑М» займы, выданные компании в 2001–2008 годах на общую сумму более 400 млн рублей. Так же через суд Дубинина и ее сын Виктор стали добиваться выплаты рыночной стоимости 30% в уставном капитале «Клиники‑М», принадлежавших Александру Смирнову. Арбитраж принял сторону наследников и в феврале 2013 года удовлетворил иск, отметив, что каждому истцу полагается по 136,1 млн рублей «долевых» и по 31,47 млн рублей процентов. Как уточнила Валентина Дубинина, не надеясь на возврат средств, она параллельно подала иск о банкротстве ООО «Клиника‑М».

Тогда‑то на горизонте погрязшего в тяжбах медицинского проекта и появился Михаил Ботвинников, владелец московской строительно‑проектировочной компании «Каприн». Инвестора нашли и пригласили к своему многострадальному начинанию сами врачи. Момент для переговоров выпал весьма удачный. Сектор частной медицины в Москве переживал очередной инвестиционный бум. В индустрию здравоохранения вкладывались если не все, у кого были свободные средства, то многие. В 2012 году, например, финансовая корпорация IFC купила 6% в ОАО «Медицина», инвестфонд Baring Vostok Capital Partners приобрел 27% EMC, «Медси» объявила о слиянии с ГУП «ММЦ», а «Мать и дитя» вышла на IPO. На этой волне Ботвинников и его партнер Юлия Мельникова в августе 2013 года выкупили долю Дубининой и вошли в состав учредителей ООО «Клиника‑М».

СИЛА ПРЕНИЯ

Между тем в инициированном вдовой погибшего инвестора деле о банкротстве появился новый участник – ЗАО «Гранд‑Строй». По словам Дубининой и врачей из «Москворечья», в процесс вошла структура Ботвинникова. По данным СПАРК‑Интерфакс, компания принадлежит офшору Fanaluk Investments ltd, но некоторое время действительно была зарегистрирована на Братиславской, 6, – по юридическому адресу ООО «Каприн», основной компании нового партнера медиков. «Гранд‑Строй» последовательно заключил с Валентиной Дубининой, Виктором Смирновым, ЗАО «АМК‑Вигас» и ЗАО «Высокие технологии» договоры уступки прав требования средств с ООО «Клиника‑М». «К «Гранд‑Строю» у меня претензий нет. Понятно, что в полном объеме я своих денег не получила, так как продала долю с дисконтом. Но мне все отдали честно», – говорит Дубинина. Также «Гранд‑Строю» досталась доля в 10% Елены Висящевой.

Таким образом, «Гранд‑Строй» стал крупнейшим кредитором в деле о банкротстве «Клиники‑М», в общей сложности на него приходилось почти 740 млн рублей долгов с процентами, тогда как на ЗАО «Клиника» («Москворечье»), Вадима Ворста, Александра Попова и Владимира Деревенца – 159,1 млн рублей. «Некоторое время все было в порядке, мы вместе занимались клиникой, строили планы, – рассказывает Вадим Ворст. – Но в какой‑то момент инвестор предложил нам передать ему еще 10% компании, таким образом, у нас на троих осталось бы всего 20%. Мы, естественно, не согласились. В ответ инвестор прекратил с нами общаться, от работы над проектом мы были фактически отстранены, а также столкнулись с препятствиями со стороны конкурсного управляющего».

Появление новых кредиторов в деле о банкротстве за счет аффилированных структур, как правило, делается для устранения или сведения к минимуму активности миноритарных кредиторов, объясняет руководитель арбитражной практики адвокатского бюро «Деловой фарватер» Павел Ивченков: «У них есть возможность для защиты своих законных интересов, влияния на решения собрания кредиторов, на деятельность конкурсного управляющего и процедуру банкротства в целом, но в общем они сводятся к оспариванию действий арбитражного управляющего, решений собраний и комитетов кредиторов».

В 2015 году ЗАО «Клиника» и другие миноритарные кредиторы действительно направляли в арбитраж несколько жалоб на действия и бездействие конкурсного управляющего Любови Мочалиной, пытались оспорить попытку реализации на торгах здания клиники и права аренды земли. «Гранд‑Строй» аукцион поддержал. Лот был оценен в 2,2 млрд рублей, но покупателей не нашел, а повторные торги управляющая проводить не стала. Эти детали обнаруживаются в протоколе заседания комитета кредиторов ООО «Клиника‑М» от 31 августа 2015 года, в котором принимали участие Михаил Ботвинников и адвокат Светлана Акаро, ранее представлявшая в деле интересы компаний Валентины Дубининой. В документе говорится, что Мосгосстройнадзор выдал разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, поэтому комитет решил дождаться регистрации прав на недвижимость и только потом ее продавать.

В сентябре того же года миноритарным акционерам удалось отстранить Любовь Мочалину от должности конкурсного управляющего. Но победой это смещение не назовешь – банкротство продолжил вести ее сын Роман Мочалин, который 15 ноября 2016 года ходатайствовал о мировом соглашении. Раскрывать Vademecum какие‑либо подробности возможной сделки управляющий не стал, отметив, что не готов говорить о не утвержденном судом соглашении. Представители Михаила Ботвинникова также отказались от комментариев, назвав обсуждение мирового соглашения и проекта в целом преждевременным.

СТАЦИОНАРНЫЙ СМОТРИТЕЛЬ

Медицинский проект Михаил Ботвинников не бросил. Новый инвестор привлек подрядчика – ООО «РИН», которое выполнило на объекте работы на общую сумму более 101 млн рублей. Также, согласно материалам московского арбитража, «Клиника‑М» и «РИН» заключили с российским представительством General Electric – ООО «Джии Хэлскеа» – некий договор «об ответственном хранении». По словам Алексея Серебряного из «Москворечья», документ с загадочной формулировкой касался поставок в клинику медоборудования и его инсталляции. В GE от комментариев воздержались, связаться с ООО «РИН» не удалось. Миноритарный кредитор ЗАО «Клиника» пытался оспорить этот договор в арбитраже, но 9 декабря 2016 года суд отказал в удовлетворении иска. По словам Алексея  Серебряного, истцы намерены обжаловать отказ и в целом продолжить отстаивать свои права в суде.

Тем временем долгострой вступил в финальную фазу. В августе и сентябре 2016 года Роспотребнадзор провел две проверки объекта на Мичуринском проспекте, 31, – аптеки и медицинского центра. Соответствующие записи есть в Реестре санитарно‑эпидемиологических заключений о соответствии (несоответствии) видов деятельности (работ, услуг) требованиям государственных санитарно‑эпидемиологических правил и нормативов. Заказчиком освидетельствования значится ООО «Университетский медико‑хирургический центр», зарегистрированное, по данным СПАРК‑Интерфакс, в 2014 году. Обществом на паритетных началах владеют Анна Ботвинникова и одна из собственников «Клиники‑М» Юлия Мельникова. А зарегистрирован медцентр на Братиславской, 6, то есть в месте прописки ООО «Каприн». Фактический адрес УМХЦ, по данным Роспотребнадзора: Мичуринский проспект, 31. «В соответствии с законодательством, санитарно‑эпидемиологическое заключение о соответствии здания санитарным правилам выдается заявителю, имеющему здание на праве собственности или ином законном основании – на праве аренды, пользования, распоряжения», – уточняет юрист Павел Ивченков. На какое из этих оснований опираются УМХЦ и выдавший заключение Роспотребнадзор, Vademecum установить не удалось. По данным ЕГРП, здание на Мичуринском все еще значится как недострой, находящийся в собственности ООО «Клиника‑М» и в залоге у ЗАО «Гранд‑Строй».

Для большинства опрошенных Vademecum экспертов и участников столичного рынка медуслуг появление новичка стало полной неожиданностью, хотя несколько наших собеседников, напрягшись, все же вспомнили, что когда‑то слышали о строительстве клиники на Мичуринском проспекте, но так давно, что успели о нем позабыть. Тем не менее мимо семиэтажной клиники в престижном московском районе просто так не пройдешь и прочие активности инвесторов и неназванных управленцев медицинского предприятия со счетов не сбросишь.

Последние пару месяцев УМХЦ занимается поиском административного и медицинского персонала, размещая соответствующие вакансии на рекрутинговых интернет‑порталах. А 9 декабря генеральным директором УМХЦ стал Эрнесто Артеага, ранее он «светился» на руководящих должностях в двух заметных столичных проектах – EMC и «Клиник Менеджмент Групп», курирующей Ильинскую больницу. У клиники появились сайт umhcenter.ru и страничка в Facebook. Из опубликованных на официальном сайте УМХЦ объявлений следует, что в клинике будет представлен полный спектр медуслуг для взрослых и детей, откроются поликлиника со стоматологией, диагностическое подразделение, включающее МРТ/КТ и лабораторию, хирургический стационар с шестью операционными и 24 палатами, начнут работать служба помощи на дому, центр паллиативной онкопомощи и так далее. На сайте заявлено, что клиника откроется до конца 2016 года.

Собеседники Vademecum отзываются об амбициях нового игрока сдержанно. Желание мажоритария получить контрольный пакет акций и управлять проектом объяснимо, рассуждает Яков Марголин, генеральный директор Клинического госпиталя на Яузе: «Инвестор входит в проект, смотрит бизнес‑план, идею, но у него, естественно, могут быть сомнения и опасения в эффективности управления деньгами, которые он вкладывает. Поэтому многие инвесторы хотят получить контроль. Но кому‑то все же удобнее разделить риски – чем больше людей вложатся в проект, тем лучше. Однако для запуска медицинского предприятия требуется именно проектное, а не аппаратное управление. Нужны не стандартные менеджеры, а люди с опытом в индустрии, связями, понимающие конъюнктуру рынка». Опрошенные Vademecum операторы рынка и рекрутеры затруднились назвать незанятых медицинских менеджеров, способных заменить в проекте отстраненных Ботвинниковым врачей «Москворечья».

Совокупный объем инвестиций в УМХЦ эксперты оценивают в $60–80 млн. Выход на окупаемость займет не менее пяти лет, а вернуть вложения получится не раньше чем через 12 лет, полагает Елена Нам, руководитель медицинских проектов IPT Group: «О проекте пока сложно что‑то сказать, важно понимать, какая медицинская и управленческая команда за ним стоит и куда его поведет. Ориентироваться в настоящее время лучше на все потоки пациентов в соотношении: 60% физических лиц, 30% – ДМС, 10% – ВМП».

Яков Марголин отмечает, что в нынешних условиях стационару будет непросто – из‑за курса валют снизилась рентабельность бизнеса, много конкурентов как в государственном, так и в частном секторе, а в данном случае есть еще и некоторые управленческие риски: «Каждый человек сталкивается с медициной, инвестор, конечно, не исключение. Зачастую он хочет увидеть в своей клинике то, что ему нравится, а не то, что отвечает потребностям рынка. Поэтому нужен профессиональный менеджер с заметной степенью свободы в принятии решений. Есть много примеров, когда хорошие проекты разваливаются именно из‑за отсутствия взаимопонимания между инвесторами и управленцами».

инвестиции, коммерческая медицина, умхц, частная килника, московречье, клинический госпиталь на яузе, к+31, emc, ильинская больница, москва, рынок медуслуг
Источник Vademecum №23-24, 2016
Поделиться в соц.сетях
Вадим Покровский раскритиковал единый регистр ВИЧ-инфицированных
Сегодня, 8:56
В Токио главврач ставил ложные диагнозы ради выгоды
Сегодня, 8:06
Детский санаторий Минобороны назван в честь Елизаветы Глинки
Сегодня, 7:00
В Японии обнаружили контрафактные лекарства от гепатита C
17 Января 2017, 19:55
Белорусский бизнесмен вложит 600 млн рублей в клинику в Карелии

Основатель сети клиник «Новое зрение» белорусский предприниматель Олег Ковригин приобрел здание в Петрозаводске. В нем он планирует организовать офтальмологическую клинику. Общий объем инвестиций в проект превысит 600 млн рублей.


17 Января 2017, 17:56
340
Инвестиции: шесть ошибок при взаимодействии с государством в медицине
Финансовый консультант – о том, что мешает государственно-частному партнерству в здравоохранении
665
Алтайская компания вложит 500 млн рублей в реабилитационный центр

Алтайская компания «ПремиумСтрой-Алтай» намерена построить реабилитационный центр на территории регионального медицинского кластера. Объем инвестиций в проект превысит 500 млн рублей.

17 Января 2017, 12:40
Производство презервативов во Владимире увеличат в десять раз

Владимирская компания «Бергус», объявившая осенью 2016 года о запуске производства презервативов, планирует к 2018 году увеличить мощность предприятия в десять раз, чтобы выпускать до 30 млн единиц продукции в год. С такими показателями игрок сможет претендовать на 10% российского рынка презервативов, оцениваемого в 9-10 млрд рублей.  

13 Января 2017, 18:21
Как космический врач превратился в нетрадиционного и почему не стремится обратно
372
Правительство Москвы вложит в медицинский комплекс в Коммунарке 23 млрд рублей

В поселке Коммунарка на территории Новой Москвы началась подготовка земельного участка для строительства медицинского комплекса общей площадью 158 тысяч кв. м. На этот проект бюджет города Москвы выделил 23 млрд рублей. Основной объем этих средств – 18,2 млрд рублей – к 2020 году освоит концерн «МонАрх», один из крупнейших генподрядных холдингов в столице, уже «засветившийся» в другом масштабном проекте московской мэрии – Международном медицинском кластере в Сколково.

11 Января 2017, 18:47
862
Иран и Азербайджан вложат свыше $20 млн в новый фармзавод

Инвестиции в первый этап строительства азербайджано-иранского фармацевтического завода составят $20,5 млн, заявил министр экономики Азербайджана Шахин Мустафаев.

10 Января 2017, 8:05
Росздравнадзор проверит клинику после смерти москвички от лидокаина
30 Декабря 2016, 12:14
«К+31» отказалась от публичности

Сеть клиник «К+31» сменит юридический статус публичного акционерного общества (ПАО) на непубличное. Компания перестанет подчиняться законодательству о ценных бумагах и акционерных обществах, в частности не будет раскрывать информацию, распустит совет директоров и получит возможность не соблюдать порядок согласования с акционерами сделок с заинтересованностью. 

29 Декабря 2016, 16:28
1156
Главный нарколог Минздрава: москвичи стали меньше пить
29 Декабря 2016, 14:40
В Якутии открылся первый частный стационар
28 Декабря 2016, 12:24
На месте Ховринской больницы построят жилье

Недостроенное здание Ховринской больницы снесут за счет средств городского бюджета, сообщил заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.

27 Декабря 2016, 12:08
1697
Яндекс.Метрика