ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
20 Февраля, 7:01
20 Февраля, 7:01
57,63 руб
61,45 руб

Как на границе Швейцарии, Германии и Франции рождался BioValley – самый успешный в Старом Свете биофармацевтический кластер

Софья Лопаева
29 Октября 2016, 8:23
1482
Фото: atg-bioproducts.com

Фармацевтические и биотехнологические кластеры в Европе начали формироваться в середине 90‑х. Эти конгломерации рождались не из кампанейщины и патернализма, а вырастали органически – в тех регионах, где на протяжении многих десятилетий действовали профильные научные и академические центры, продуцирующие идеи и кадры для отрасли. Строго говоря, предприятия фарминдустрии принялись селиться вокруг институтов и университетов задолго до возникновения самого понятия «кластер» и его утверждения в качестве успешного формата кооперации науки и бизнеса. Организаторам европейских кластеров оставалось лишь помочь уже действующим резидентам найти новые точки соприкосновения, облегчить доступ к источникам финансирования, наладить кадровые потоки, помочь новичкам в коммерциализации разработок. В процесс вполне естественно были вовлечены разнообразные фонды Евросоюза, государственные и частные инвесторы, да и навыки евроинтеграции сыграли на руку тем, кто поверил в кластерную модель.

За последние 20 лет в европейских странах было создано несколько десятков биотехнологических и фармацевтических кластеров. Основная их масса логично расположилась в странах с мощным научно‑производственным потенциалом – в Бельгии, Дании, Франции, Германии, Италии, Испании, Швеции, Швейцарии и Великобритании. Где‑то кластеры создавались стараниями национальных или региональных властей, но всегда – при поддержке и участии локализованных фармпроизводителей, сервисных компаний, научно‑исследовательских центров, медучреждений и инвестиционных фондов. В Великобритании создание кластеров в основном продвигали предприниматели – как, например, произошло в случае с лондонско‑кембриджским кластером One Nucleus, который появился в результате слияния в 2010 году двух отраслевых объединений – London Biotechnology Network и Eastern Region Biotechnology Initiative. В Бельгии же, Германии, и особенно во Франции кластерная идея была реализована при активнейшем участии государства.

ЭНДРЕСС‑КОД

Один из самых мощных в Европе профильных кластеров BioValley появился благодаря совместным усилиям правительств Германии, Франции и Швейцарии. Об объединении занятых в фармацевтике и биотехнологической сфере предприятий, локализованных на границе трех стран, сами предприниматели заговорили еще в 80‑е. Отцом‑основателем BioValley считается немецко‑швейцарский бизнесмен Джордж Эндресс, владелец компании Endress+Hauser, специализирующейся на поставке товаров и услуг для автоматизации производственных процессов.

Упорство Эндресса в продвижении идеи кооперации зрелых компаний и стартапов, научно‑исследовательских центров и инвестфондов, частных и государственных агентств было вознаграждено спустя десятилетие. Во многом благодаря случаю: процесс создания кластера сдвинулся с мертвой точки в 1996 году, когда слияние компаний Ciba и Sandoz в фармгигант Novartis высвободило в Базеле около 3 тысяч квалифицированных профильных специалистов. Для Базеля с населением 200 тысяч человек такой всплеск безработицы оказался весьма болезненным: никакого государственного плана по трудоустройству уволенных из Novartis работников не существовало, надежда на главного местного конкурента – Roche – изначально была неоправданной.

endress.jpg

Фото: www.ru.endress.com

В октябре 1996‑го Эндресс представил свою концепцию кластера на собрании примерно 30 представителей местной фармацевтической и биотехнологической индустрии. Идея предпринимателя заключалась в создании некоего подобия калифорнийской Кремниевой долины – конгломерации, объединявшей разнокалиберных операторов сегмента life science. Эндресс предложил раскинуть биотехнологическую «долину» от Базеля до французского Страсбурга и немецкого Фрайбурга. Единомышленник Эндресса, возглавлявший в то время исследовательское подразделение Roche, Фриц Бюлер призвал собравшихся немедленно вложиться в создание «трехнационального сообщества BioValley», и, как гласит легенда, через 20 минут на стол были брошены первые $15 тысяч.

Реализуя концепцию Эндресса, кооператоры при содействии региональных и местных властей, агентств по развитию, университетов и частных компаний собрали команду продвижения кластера – BioValley Promotion Team. Промогруппа была призвана вести процесс объединения игроков в кластер и, самое главное, оказывать поддержку новым предприятиям, создававшимся экс‑сотрудниками Novartis и других life science-компаний: в то время на территориях возле трехсторонней границы проросло уже несколько сотен подобных стартапов.

Нельзя не сказать, что успешное объединение в кластер всех причастных к фармацевтической и биотехнологической отраслям операторов состоялось во многом благодаря грантам Евросоюза. С момента своего создания BioValley получал финансирование по европейской программе Interreg, запущенной в 1991 году с целью налаживания и укрепления интеграционных связей между национальными институциями и экономиками. Швейцария, не входящая в Евросоюз, участвовала в кластере федеральными деньгами. Кроме того, в развитие базовых проектов BioValley вложились региональные администрации из трех стран, их торгово‑промышленные палаты и университеты. Всего с 1997‑го по 2012 год кластер получил на развитие 6,35 млн евро – приблизительно по 423 тысячи евро в год. Эти средства тратились на создание и ведение базы данных об участниках кластера и реализуемых ими проектах, на разработку и обслуживание корпоративного сайта, на организацию мероприятий и конференций для резидентов, на продвижение бренда BioValley, печать рекламных брошюр, проведение маркетинговых исследований и так далее. Всю эту работу ведут национальные – французская, немецкая и швейцарская – ассоциации, деятельность которых координирует центральный совет, состоящий из представителей торгово‑промышленных палат, научных институтов и компаний трех стран. Ассоциации, управляющие кластерами, выступают как НКО, их основная задача – налаживание связей между наукой и индустрией, инструменты – центры передачи технологий, цели – поддержка стартапов, расширение сети контактов за счет привлечения новых участников и сотрудничества с другими кластерами. В перечень услуг, которые ассоциации оказывают непосредственно резидентам BioValley, входят поиск партнеров для исследовательских проектов, юридическое сопровождение предприятий или филиалов, поиск клиентов, консультации по привлечению финансирования или особенностям ведения бизнеса в регионе.

ОТПУСКАЕТСЯ ЧЛЕНАМ ПРОМСОЮЗА

Для того чтобы пользоваться этими услугами, резиденты платят ежегодный членский взнос. В эльзасском секторе BioValley, например, размер абонентской платы зависит от величины компании. Иностранные предприятия из медицинской сферы, имеющие не больше девяти сотрудников, платят 200 евро в год (за вычетом налогов), крупные иностранные компании со штатом свыше 5 тысяч работников вносят в копилку кластера по 25 тысяч евро в год. У французских компаний, расквартированных в эльзасском сегменте, нижняя планка взноса – 450 евро. Кстати, для не связанных с медициной организаций (как французских, так и зарубежных) годовое членство в кластере обойдется минимум в 950 евро. Университеты, научно‑исследовательские институты и больницы отдают в кластерную копилку по 3 тысячи евро.

Главное преимущество резидентуры в BioValley – возможность работать в связке со всеми участниками кооперации: крупными фармкомпаниями, научно‑исследовательскими институтами и университетами, центрами коммерциализации разработок и передачи технологий, агентствами по развитию, инвесторами, фондами. В то же время, по межгосударственному соглашению о BioValley, участники кластера не могут рассчитывать ни на какие налоговые преференции в заданных объединением географических границах. Зато резидентам проще получить доступ к государственному и частному финансированию. Во Франции, где государство с 2005 года активно патронирует эльзасский сегмент BioValley, кластер, наряду еще с 67 (в том числе семью биотехнологическими) французскими «территориями конкурентоспособности», получил госфинансирование. С 2006‑го по 2011 год на развитие этих инновационно‑технологических зон национальный бюджет выделил около 3 млрд евро, то есть в среднем около 7,5 млн евро в год на один кластер. В Эльзасе эти деньги пошли на финансирование 56 исследовательских консорциумов. В каждом претендующем на правительственный грант консорциуме должны состоять как минимум две компании и исследовательская организация, а возглавлять такое объединение должен оператор (любой национальной принадлежности), проводящий R&D исключительно на территории Франции. Размер государственных вложений в подобные СП зависит от состава участников и локализации проектов, осуществляемых во Франции.

biovaley.jpg

Фото: www.alsace-biovalley.com

Помимо государственных программ и грантов национальных научных фондов – например, швейцарского – на участников BioValley распространяется действие европейской программы Eurotransbio, поддерживающей малые и средние биотехнологические предприятия (реже исследовательские лаборатории). Резиденты кластера могут рассчитывать и на помощь по линии Eurostars – программы финансирования рыночно ориентированных проектов в области высоких технологий. Национальные ассоциации, управляющие кластерами, в качестве базовой услуги дают консультации предпринимателям по поводу возможности получения денег не только из фондов Евросоюза, но и из других источников – венчурных и инвестиционных компаний, дислоцированных за пределами Европы. У эльзасского BioValley есть, например, соглашение с инвестиционным агентством из США – Massachusetts Life Sciences Center, а заодно – с французским инвестбанком Bpifrance: на грант от агентства и банка могут претендовать совместные проекты резидентов французского сегмента кластера и массачусетских компаний. Аналогичное соглашение у эльзасского BioValley есть с Квебекским консорциумом по разработке лекарств.

ПРИЗЫВ ВАГАНТОВ

Поддержка кластерных стартапов тоже финансируется из разных источников – общеевропейских, национальных и региональных. Начинающих субсидируют и независимые инвестфонды – например, Bio Med Partners и Versant Ventures, и корпоративные венчурные подразделения Roche и Novartis, и альянсы, подобные французскому Alsace Business Angels.

Часть средств, полученных BioValley по европейской программе Interreg, была вложена в первые 45 стартапов кластера. С 1997 по 2012 год здесь было организовано свыше 150 новых предприятий, в основном биотехнологических. Некоторые из них успешно вышли на IPO, например, созданные бывшими сотрудниками Roche компании Actelion и Basilea Pharmaceutica. Для раскрутки стартапов на территории трех стран действует не меньше 15 технологических парков и инкубаторов.

Малые инновационные предприятия создают не только вчерашние работники фармгигантов, но и выходцы из местных научно‑исследовательских центров. Во Франции основной поставщик кадров для отрасли – Страсбургский университет, в меньшей степени Институт материаловедения Мюлуза. В Германии это Фрайбургский университет, в Швейцарии – конечно, Базельский. Продвигающие бренд BioValley национальные ассоциации не устают повторять: научные школы кластера дали миру шесть нобелевских лауреатов по медицине и химии. Всего же кластер объединяет сегодня 15 тысяч ученых и 100 тысяч студентов. У BioValley появилась единая межнациональная база научных публикаций, диссертаций, патентов и лицензий.

Для ускорения коммерциализации научных разработок в кластере действует несколько центров передачи технологий. Например, частная компания Conectus в Эльзасе помогает молодым компаниям наладить связи с государственными лабораториями. Собственные центры коммерциализации, облегчающие новичкам процесс получения патентов, лицензий, поиск партнеров или сам запуск стартапа, действуют и при научно‑образовательных учреждениях: в Германии, например, такие подразделения есть у Технологического института Карлсруэ и Фрайбургского университета.

startup.jpg

Фото: www.alsace-biovalley.com 

Близость к мощным научно‑образовательным центрам, в том числе возможность черпать в местных университетах достойный персонал, привлекает в кластер компании Big Pharma. Помимо Novartis и Roche в резидентах BioValley состоят Bayer, Actelion Pharma, Daiichi Sankyo, Dr. Reddy’s, Pfizer, Sanofi, Eli Lilly и другие. «Когда Eli Lilly пришла к нам, они и предположить не могли, что так разрастутся в регионе. Они постепенно развивались на протяжении 25 лет, добавляли новые производственные линии и расширяли штат», – заявил в недавнем интервью британскому изданию PharmaBoardroom Филипп Шукрун, директор Агентства по развитию привлекательности региона Эльзас. Eli Lilly производит здесь инсулин, почти полностью уходящий на экспорт. По словам Шукруна, американцам Эльзас нравится не только как источник квалифицированных кадров, но и как удачная локация на границе трех государств с хорошо развитой транспортной инфраструктурой.

Еще один пример успешного развития в BioValley – шведская контрактная производственная компания Recipharm. В июле 2015 года шведы приобрели эльзасский завод офтальмологического подразделения Novartis – Alcon, производящий глазные препараты по технологии «выдув – наполнение – герметизация». В июле Recipharm объявила, что вложит в развитие нового для нее производственного направления 18 млн евро. Об очередных инвестициях в свои кластерные объекты в апреле объявила и Novartis, компания вложит 100 млн евро в создание Центра биотехнологий в эльзасской коммуне Юненг.

BioValley станет еще привлекательнее для крупных фармпроизводителей в 2017 году, когда во французской части кластера начнет действовать центр подготовки кадров для стерильного фармацевтического производства: учебный завод разместится на площади 4 300 кв. м, из которых 2 500 кв. м займут «чистые комнаты». В проект общей стоимостью 27,2 млн евро инвестируют французское правительство (31%), местные, региональные бюджеты и фонды Евросоюза (44%), оставшуюся четверть суммы вложили частники, в том числе Eli Lilly, GE Healthcare, DencoHappel, Pall life sciences и другие.

На сегодняшний день BioValley объединяет около 600 life science‑компаний, из которых 350 заняты фармацевтикой, а 250 специализируются на медизделиях. В кластере заняты 50 тысяч сотрудников, что позволяет считать конгломерацию исключительно успешной. Судя по отчетам Еврокомиссии, в Эльзасе фарминдустрия чуть ли не единственная из отраслей, которая не сокращает, а создает новые рабочие места.  

фармацевтическое производство, фармкластер, европа, германия, франция
Источник Vademecum №19, 2016
Поделиться в соц.сетях
Важнейшие новости прошедшей недели
18 Февраля 2017, 12:39
Следователи проверят данные о подкупе чиновников российским подразделением Teva
17 Февраля 2017, 23:39
ФАС раскрыла самый крупный сговор на торгах при закупке лекарств
17 Февраля 2017, 23:23
Фармзавод в Тюмени потратит 120 млн рублей на переоснащение
17 Февраля 2017, 20:12
Фармзавод в Тюмени потратит 120 млн рублей на переоснащение
17 Февраля 2017, 20:12
Появился третий претендент на покупку акций STADA
17 Февраля 2017, 15:53
Дочь Аркадия Ротенберга оказалась владелицей медицинской компании в Германии
Лилия Ротенберг – дочь миллиардера Аркадия Ротенберга – несколько лет назад открыла в Берлине медицинскую компанию под названием Vitalis-medical. Эта компания занимается организацией обследования и лечения пациентов в клиниках Германии.
16 Февраля 2017, 22:34
518
В модернизацию завода «Фармасинтез-Тюмень» инвестировано почти 680 млн рублей
15 Февраля 2017, 14:13
STADA может продать до 100% акций компании
14 Февраля 2017, 13:29
Мантуров: российская фармпромышленность выросла на 20%
13 Февраля 2017, 19:08
В США одобрен первый препарат от мышечной дистрофии Дюшенна
Управление по продуктам и лекарствам США (FDA) одобрило продажу первого в стране препарата, применяемого для терапии мышечной дистрофии Дюшенна (DMD), – Emflaza (дефлазакорт) производства американской биофармацевтической компании Marathon Pharmaceuticals. Стоимость курса препарата составила $89 тысяч. 
13 Февраля 2017, 11:41
309
В Татарстане планируют создать фармкластер
Власти Татарстана намерены создать в республике фармацевтический кластер. По словам чиновников, желание войти в кластер уже выразили шесть-семь компаний. 
13 Февраля 2017, 7:10
Правительство отложило утверждение рекомендаций по маркировке лекарств
10 Февраля 2017, 20:23
Минздрав участвует в расследовании коррупционной деятельности Teva
Министерство здравоохранения РФ сотрудничало со Следственным комитетом при расследовании обвинений в подкупе высокопоставленного чиновника ведомства российской «дочкой» израильской фармкомпании Teva. 
10 Февраля 2017, 19:12
Минздрав внес изменения в реестр цен после требования ФАС
Минздрав выполнил предписание Федеральной антимонопольной службы (ФАС) и устранил нарушения при регистрации предельных отпускных цен на лекарства из списка жизненно важных (ЖНВЛП). По мнению антимонопольного ведомства, при внесении изменений в реестр цен для препаратов, у которых поменялась комплектность (при сохранении количества лекарственного препарата в потребительской упаковке) Минздрав действовал избирательно, принимая в сходных ситуациях разные решения, что создавало неравные условия ведения бизнеса для фармкомпаний.
10 Февраля 2017, 13:38
Carmat отозвала заявку на исследования искусственного сердца во Франции
Французская компания Carmat отозвала заявку на проведение клинических исследований искусственного сердца. Исследования были заморожены после гибели в конце октября 2016 года пятого пациента, участвовавшего в проекте под названием Pivot. Теперь компания намерена продолжить исследования своего устройства в другой стране.
8 Февраля 2017, 16:42
Гендиректор Teva ушел в отставку
7 Февраля 2017, 15:37
Падчерица Сергея Чемезова займется фармбизнесом
707
Яндекс.Метрика