ПОДПИСАТЬСЯ НА ОБНОВЛЕНИЯ
25 Марта, 16:33
25 Марта, 16:33
57,42 руб
61,86 руб

«Я несколько раз предупреждал: «Остановитесь, наша фирма погибнет»

Ольга Гончарова, Дарья Шубина
19 Сентября 2016, 18:48
5043
Фото: www.youtube.com
Пластический хирург Артур Рыбакин – о старте и финише партнерства в СПИК
– Как вы познакомились с Валентиной Несватовой?

– В конце 90‑х я и команда моих хирургов работали в Институте красоты на Гороховой и еще нескольких площадках в Санкт‑Петербурге. В тот период ко мне и обратилась Валентина Михайловна в качестве пациента. Она переживала тяжелые последствия неудачной пласти­ческой операции. Вообще‑то работа с такими пациентами скорее задача реконструктивных хирургов. Но Несватова была хозяйкой известной в городе стоматологической клиники, поэтому я отнесся к ней как к коллеге и поста­рался помочь. Была проведена серия операций, которые улучшили ее состояние здоровья и внешний вид. Вопрос об оплате я даже не поднимал, понимая ее сложное психологическое состояние. В процессе лечения мы с Валентиной Михайловной познакомились ближе. Она приходила на наши площадки, видела потоки пациентов, а поскольку она бизнесвумен, то очень скоро сделала мне предложение создать что‑то совместное, и я его принял.

– То есть фактически она стала инвестором нового бизнеса?

– Нет, наш вклад был всегда 50 на 50, так же распреде­лились доли в созданной тогда совместной компании ООО «СПИК». Я вошел своей действующей командой, интеллектуальными наработками, имуществом и обо­рудованием, она – арендой помещения. Валентине Михайловне принадлежало здание на улице Савушкина в Санкт‑Петербурге, где на первом и втором этажах работала стоматологическая клиника «Вероника», а на третьем – расположилось наше отделение пластиче­ской хирургии. Мы очень быстро развернулись и с пер­вого же месяца вышли в прибыль. Уже на старте у нас работали семь хирургов – четыре бригады, то есть каждую операцию вели два‑три врача. Начали давать рекламу на телевидении, стали выпускать телепередачи, посвя­щенные пластической хирургии. Оперировали звезд. Все было замечательно. Спустя три‑четыре года открыли еще и косметологию. Возглавил это направление извест­ный в отрасли специалист Алексей Богатенков, за ним пришли сильнейшие косметологи со своими потоками пациентов. Мы организовали ООО «СПИК Плюс» – здесь наши с Несватовой доли тоже были равными. Сначала косметология располагалась на том же этаже, что и пластическая хирургия, но затем переехала по соседству в другое помещение, которое Несватова также предоста­вила в аренду. Тут у нас и начались разногласия.

– Из‑за чего?

– Валентина Михайловна стала настаивать на том, что компания «СПИК Плюс» должна платить ей аренд­ную плату, хотя изначально у нас была договоренность: арендные площади – ее взнос в бизнес. Но в случае с кос­метологией логика моего партнера заключалась в том, что здесь моего вклада как хирурга нет, поэтому она должна получать арендные платежи. Чтобы не мешать развитию бизнеса, я согласился, отношения вроде бы наладились, но ненадолго. Валентина Михайловна начала вмешивать­ся в медицинское управление. Участились конфликтные ситуации, из‑за того что Несватова вела себя навязчиво по отношению ко многим известным людям, которые у нас обслуживались. Требовала, чтобы ее знакомили с известными пациентами, что многим не нравилось. Но и это ей какое‑то время прощалось. В то же время назрела необходимость вести консультации в Москве – я стал часто ездить в столицу. И тут Несватова поставила мне ультиматум: «Ты не имеешь права ездить в Москву. Если не прекратишь, бизнес будет закрыт». В результате этого конфликта в Москве, уже без ее участия, была от­крыта клиника «Версаж», которая занялась пластической хирургией, косметологией и генной инженерией.

– В нее вы вложили собственные средства?

– Да, совместно с бизнесменом Игорем Чепенко мы вошли в проект 50 на 50. И очень хорошо стартовали. В «Версаже», по сравнению с клиникой в Санкт‑Пе­тербурге, был высочайший уровень сервиса – это была очень интересная особенность Москвы. Я стал жить на два города – делал 40 операций в месяц в Москве и 30 – в Санкт‑Петербурге, это очень большая нагрузка. Росту спроса очень помог выход на Первый канал – наша команда стала участником реалити‑шоу, посвященного пластической хирургии и косметологии, – «Формула кра­соты». Обороты наших клиник вышли на невероятный уровень, что, кстати, помогло раскрутке стоматологиче­ской сети Несватовой.

– Как складывались ваши отношения в этот период?

– Валентина Михайловна очень тяжело переживала открытие «Версажа». Мы через какое‑то время догово­рились, что она войдет в число учредителей клиники в Москве. В итоге она бесплатно получила 30% «Вер­сажа» и должность генерального директора. Тогда же мы решили, что откроем филиал СПИКа в Москве – в ООО «СПИК Плюс М» наши доли, как обычно, были равны, и она предоставила площади под аренду.

 
– Ваши конкуренты из Института красоты на Арбате тогда были возмущены новым соседством. Вы специально выбира­ли такое расположение?

– Нет, мы даже не знали толком, где он находится. Просто нашли подходящее помещение и начали работать.

– Развитие СПИКа в Москве оказалось таким же стреми­тельным, как и в Питере?

– Да, каждый месяц был лучше предыдущего. В 2008 году мы перешли отметку в 1,5 тысячи опера­ций. Но у нас снова начались конфликты с партнером. Если вначале мы реинвестировали заработок, то потом она стала выступать против такой практики, ей было интересно просто забирать свою часть дохода. К тому времени мы начали заниматься генной инженерией, сделали первые в мире эстетические пластические операции на роботах da Vinci. Но средства в эти тех­нологии вкладывал только я. Валентина Михайловна продолжала вмешиваться в медицинское управление, недовольство персонала нарастало. Кроме того, назрела необходимость в обновлении и расширении СПИКа в Санкт‑Петербурге, но Валентина Михайловна на все предложения о переоборудовании отвечала молчани­ем. Сколько это могло продолжаться? В конце концов врачи мне сказали: «Артур, или ты что‑то будешь менять, или мы примем предложение других клиник». Закончилось все тем, что более ста человек из компании СПИК, включая почти всех врачей, средний медицинский персонал и службу обеспечения, одномо­ментно перешли на работу в новую клинику «Институт красоты СПИКА».

– Но для одномоментного перехода нужна была площад­ка, вы ее заранее подготовили? Вы предупреждали своего партнера о том, что собираетесь уйти?

– Много раз в течение последних нескольких лет. Три года назад у Валентины Михайловны возник еще один конфликт, уже с генеральным директором ООО «СПИК» Игорем Прониным. Как грамотный управленец, Игорь разглядел хорошие перспективы в бизнесе по продаже медицинского оборудования, предложил такой проект мне, но я отказался. Тогда они запустили проект с Валентиной Михайловной Несвато­вой [в СПАРК‑Интерфакс есть данные только об одной компании, совладельцами которой выступают Игорь Пронин и Валентина Несватова, – ООО «Инлаз». – Vademecum]. Когда бизнес пошел, у них начался конфликт из‑за того, что Несватова отступила от первоначальных договоренностей. Я занял, как мне кажется, справед­ливую позицию: поскольку Игорь Пронин развернул и развил «Инлаз», я не поддержал ее. Наши противо­речия с Несватовой достигли максимума, тогда и был запущен процесс создания новой клиники «Институт красоты СПИКА». Я несколько раз предупреждал: «Валентина Михайловна, остановитесь, наша фирма погибнет». Надеялся, что мы начнем переговоры, она в перспективе получит какую‑то долю в новой кли­нике, чтобы не чувствовать себя обиженной. Но она не шла на контакт. И случилось то, что случилось.

– Представители вашего партнера утверждают, что вы за­брали у нее базу пациентов и сделали СМС‑рассылку о том, что СПИК переехал. Так и было?

– Нет. Это абсолютно естественно, что большинство пациентов ушли за своими врачами. СМС‑рассылки с обвинением меня и моих коллег в мошенничестве были разосланы по базе пациентов от лица СПИКа. Мы были вынуждены отреагировать на это и отправить разъяснение о том, что коллектив клиники теперь работает по другому адресу. Здесь скорее у меня, как у совладельца клини­ки СПИК, возникает вопрос, кто инициировал такую рассылку. И мы начнем очень серьезное разбирательство по этому вопросу. Кроме того, в блогах появилась пороча­щая нас информация о том, что врачи СПИКа – убийцы в белых халатах. Я же такую информацию в отношении своего партнера не распространяю. Тут, скорее всего, истину определит суд.

– Свою новую клинику вы назвали очень похожим на преды­дущее именем. Вам не кажется, что здесь претензии вашего партнера вполне обоснованны?

– Юридически бренд «СПИК» принадлежит ООО «СПИК». И пока неясно, как мы поступим с этим брендом, его не имеем права использовать ни я, ни Валентина Михайловна. Но СПИКА – это не «Санкт‑Пе­тербургский институт красоты», это самая яркая звезда созвездия Девы. Поскольку большинство наших паци­ентов – женщины, мы считаем такое название очень подходящим для новой клиники.
– Кто инвестор новой клиники? По СПАРК‑Интерфакс, совладельцы – и «СП», и «СП Плюс» – на 100% принадле­жат Наталии Юнг.

– Это номинальный владелец. Инвестиции в новый проект составили около 500 млн рублей, а раскрыть ин­весторов и владельцев клиники мы сможем позже. Могу лишь сказать, что это люди, не имеющие отношения к медицине.

– Чем новая клиника будет отличаться от прежней?

– Сейчас это самая крупная и современная клиника эстетической медицины в Санкт‑Петербурге, здесь мы будем развивать косметологию, пластическую хирургию, а также новые направления – обучающие программы, генную и тканевую инженерию. Последнее направление мы развиваем уже совместно с кафедрой пластической хирургии РНИМУ, которой заведует главный пластический хирург России Наталья Мантурова, и компанией «Фарм­стандарт», которая в экспериментальном порядке уже выращивает для нас хрящевую и жировую ткань. В пер­спективе – открытие крупной и современной клиники в Москве, в партнерстве с еще одним очень крупным инвестором.

– Как вы видите завершение конфликта с партнером?

– Многие вопросы мы намерены решать в суде. Кро­ме того, у меня есть покупатель моей доли в СПИКе. Но я уверен, что в конечном итоге мы с моим партнером сядем за стол переговоров и разрешим все вопросы.

– Клиники в Москве корпоративный конфликт коснулся?

– Да, отделение пластической хирургии в Москве оста­новлено, все хирурги работают в клинике Soho. Я выпол­няю операции в Soho и в Институте красоты на Ольховке. А косметология по‑прежнему работает. Директор москов­ской клиники Джевгерат Гамзаева заняла очень правиль­ную позицию: понимая, что происходит, она спокойно руководит, не втягиваясь в конфликт.

пластическая хирургия, пластическая операция, хирург, спик, клиника, пациенты, бизнес
Источник Vademecum №17, 2016
Поделиться в соц.сетях
Объeм коммерческого рынка лекарств в феврале снизился на на 5,7%
24 Марта 2017, 19:12
Медведев остался доволен успехами российской фармпромышленности
24 Марта 2017, 18:27
Минэкономики предложило расширить функционал системы по контролю за закупками лекарств
24 Марта 2017, 17:07
«Поволжье-Фарм» обжаловала запрет на исполнение госконтракта
24 Марта 2017, 13:31
ГК «Мать и дитя» увеличила выручку в 2016 году на 28%
20 Марта 2017, 15:15
ГИБДД раскритиковала Минздрав за отказ в доступе к медицинским данным
17 Марта 2017, 16:51
Американцы потратили на эстетическую медицину более $15 млрд в 2016 году

Объем рынка эстетической пластической хирургии и косметологии в США в 2016 году превысил $15 млрд. Такие данные приводит American Society for Aesthetic Plastic Surgery (ASAPS). Это максимальные затраты американцев на этот вид медицинских услуг за последние 20 лет. Основной объем расходов – 56% – пришелся на пластические операции.

16 Марта 2017, 17:56
Фонд «Справедливая помощь» планирует открыть больницу для бедных
16 Марта 2017, 14:48
Верховный суд поддержал законопроект Яровой о защите медиков
15 Марта 2017, 17:48
В Институте пластической хирургии и косметологии скончалась пациентка

По данным главного следственного управления СК РФ по городу Москве, «в одной из клиник, расположенных по улице Ольховской» после пластической операции скончалась пациентка. Единственным учреждением, которое специализируется на эстетической хирургии и находится на Ольховской, является Институт пластической хирургии и косметологии (ИПХиК), подконтрольный главному пластическому хирургу Минздрава Наталье Мантуровой. В ИПХиК Vademecum подтвердили случившееся, но указали, что не видят причинно-следственной связи между смертью пациентки и оперативным вмешательством.

13 Марта 2017, 18:13
Операционным директором «Медси» стал Владислав Шерстобоев

Должность операционного директора сети частных клиник «Медси» занял Владислав Шерстобоев. Ранее он возглавлял самарское подразделение группы «Мать и дитя» – «Медицинскую компанию ИДК».

2 Марта 2017, 9:00
Росздравнадзор получил 350 жалоб на обеспечение обезболивающими
2 Марта 2017, 7:01
Евтушенков: «Медси» должна стать национальной сетью клиник

ГК «Медси», принадлежащая АФК «Система», должна стать национальной сетью, клиники которой будут присутствовать в каждом регионе, заявил председатель совета директоров АФК «Система» Владимир Евтушенков в эфире телеканала «Россия 24». 

1 Марта 2017, 16:39
1720
Голодец: все ВИЧ-инфицированные получают лекарства в должном объеме

Регионы не испытывают нехватки антиретровирусных (АРВ) препаратов, и все ВИЧ-инфицированные пациенты получают необходимые лекарства в должном объеме, заявила вице-премьер Ольга Голодец. Ранее сообщалось о перебоях с поставками лекарств в 20 регионах РФ в связи с переходом на централизованную схему госзакупок препаратов от ВИЧ.

28 Февраля 2017, 15:06
Поток медтуристов в Россию вырос на 56%
28 Февраля 2017, 7:01
Европейский конгресс по эстетической и лазерной медицине (ECALM 2017) состоится в Москве 3-4 марта
27 Февраля 2017, 18:11
«Ава-Петер» начала строительство второй очереди Северной клиники
Компания «Ава-Петер» приступила к реализации второго этапа строительства Северной клиники в Санкт-Петербурге. Объем инвестиций составит 1,4 млрд рублей. 
22 Февраля 2017, 21:57
Пластическую хирургию попросили включить в перечень высокотехнологичной помощи

Из-за отсутствия специальности «пластическая хирургия» в перечне видов высокотехнологичной медпомощи (ВМП) отделения реконструктивной пластической хирургии не могут проводить операции в соответствии с потребностями пациентов. Реконструктивные вмешательства приходится делать за счет других групп медпомощи – травматологии и ортопедии, онкологии, челюстно-лицевой хирургии, посетовали медики на III конференции памяти Н.О. Миланова «Пластическая хирургия в России».

17 Февраля 2017, 15:45
Дочь Аркадия Ротенберга оказалась владелицей медицинской компании в Германии
Лилия Ротенберг – дочь миллиардера Аркадия Ротенберга – несколько лет назад открыла в Берлине медицинскую компанию под названием Vitalis-medical. Эта компания занимается организацией обследования и лечения пациентов в клиниках Германии.
16 Февраля 2017, 22:34
781
Яндекс.Метрика